Право муниципальных депутатов на обращение

Карасев А.Т. , Савоськин А.В.

УДК 352.075
ББК 67.400.7-32

Цель. Исследовать правовое регулирование обращений депутатов всех уровней власти и сформулировать предложения по совершенствованию правового статуса муниципальных депутатов в части закрепления и регламентации их права на подачу обращений различных видов.

Методология. Диалектика, абстрагирование, анализ, синтез, индукция, дедукция, формально-юридический метод, метод межотраслевых юридических исследований. Основным методом исследования является сравнительно-правовой метод.

Результаты и область применения. Во-первых, в публикации представлен комплексный анализ нормативного закрепления права депутатов различных уровней власти (федерального, регионального и местного) направлять обращения, а также сформулировано определение термина «обращение депутата». Во-вторых, предложен оптимальный для муниципального уровня власти перечень депутатских обращений: обычное депутатское обращение (направляемое, как правило, в целях получения информации); депутатский запрос (особый и более значимый вид депутатского обращения); депутатский вопрос (реализуемый чаще всего при заслушивании должностных лиц на заседании местного представительного органа); депутатское предложение. В-третьих, предлагаются три варианта нормативного регулирования перечисленных выше депутатских обращений: внесение изменений в Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», внесение изменений в существующие законы субъектов Российской Федерации о гарантиях осуществления полномочий муниципальных депутатов, внесение изменений в муниципальные акты.

Вводимое правовое регулирование должно предусматривать не только установление права депутата направлять обращения, но и дополнительную регламентацию порядка их рассмотрения. Это позволит существенно усилить статус муниципальных депутатов, наделив их эффективным механизмом отстаивания прав и законных интересов своих избирателей. 

Ключевые слова: депутатдепутатский вопросдепутатский запросдепутатское обращениеобращение.

В Российской Федерации тысячи муниципальных образований и десятки тысяч депутатов местных представительных органов, которые являясь народными избранниками низового уровня публичной власти в России, неизбежно становятся как адресатами, так и авторами сотен тысяч обращений. Вместе с тем федеральное правовое регулирование вопросов подачи обращений граждан депутатам и направления обращений от имени муниципальных депутатов отсутствует, а имеющееся региональное и муниципальное правотворчество в лучшем случае фрагментарно восполняет этот пробел. На практике это приводит к тому, что обращения депутатов оказываются неэффективными и безрезультативными, что в свою очередь снижает авторитет народных избранников и всей публичной власти в целом.

Дополнительная сложность обозначенной проблемы заключается в том, что вопросы, связанные с правом депутатов на обращения не только не регулируются законодательством, но и крайне слабо освещены в научной литературе. Несмотря на то, что правовому статусу депутатов посвящены, в том числе и фундаментальные исследования [1-3], применительно к депутатам муниципального уровня право депутатов на обращение лишь упоминается, но дополнительно не исследуется. В связи с чем представляется актуальным исследовать имеющееся нормативное регулирование и общие положения о статусе депутата в целях установления конкретного содержания права местных депутатов на обращение. По результатам такого анализа видится перспективным сформулировать законодательные предложения по надлежащему оформлению полномочий депутатов подавать обращения в защиту прав избирателей.

Начать изложение материала хотелось бы с тезиса о том, что статус депутата рассматривается нами через призму правового статуса гражданина [4, c. 47], поскольку он является общим по отношению к правовому статусу депутата, в рамках которого конкретизируется право гражданина быть избранным (ч.2 ст. 32 Конституции РФ). Иными словами мы придерживается мнения, что правовой статус депутата есть специальный правовой статус гражданина, связанный с особой его деятельностью (в отличие от общегражданского), регламентированной соответствующими специальными нормами. Главная особенность всех депутатов (по сравнению с обычными гражданами) в том, что они (в отличие граждан)  наделены властными правомочиями. И хотя объем этих властных полномочий у муниципальных депутатов скромный (в сравнении с федеральными и региональными парламентариями), он является достаточным для эффективного представления избравшего их населения.

Условно говоря, депутаты занимают промежуточное положение между органами власти и гражданами. Их нельзя в чистом виде ни признать должностными лицами, ни рассматривать исключительно как граждан. Это крайне важно учитывать при анализе их  права на обращение, поскольку оно на сегодняшний день применительно к местному уровню власти мы повсеместно наблюдаем отсутствие специального права депутатских обращений и их подмена обращениями гражданина, являющегося депутатом. Иными словами, анализ законодательства десятков региональных законов и сотен муниципальных актов позволяет утверждать, что в большинстве муниципальных образований обращение муниципального депутата никоим образом не отличается от обращения  обычного гражданина, что представляется неверным и неэффективным.

Вместе с тем направление депутатами от своего имени различного вида обращений является одним из основных направлений внепарламентской работы. Конечно, граждане могут побудить депутата к внесению соответствующих инициатив в рамках местного представительного органа, однако, реализация запрошенного заявителем субъективного права или интереса в таком случае будет зависеть от коллективной воли депутатского корпуса и отодвинется на неопределенное время. Граждане же наоборот, чаще всего обращаются к депутатам не для того чтобы они сами решили проблему, а для того чтобы депутаты оказали им содействие (посодействовали) в разрешении их проблем конкретными исполнительно-распорядительными органами и должностными лицами.

Следует отметить, что ни Конституция РФ, ни федеральное законодательство  не предусматривают самостоятельного права депутатов направлять обращения, закрепляя его лишь за гражданами. Видимо поэтому содержание термина «депутатское обращение» формально не определено, равно как не определен и полный их перечень.

Депутатский корпус не является однородным и складывается из федеральных парламентариев, депутатов субъектов РФ и депутатов муниципальных образований. Не является однородным и законодательство о них, а соответственно и о депутатских обращениях. Анализ права местных депутатов на обращение, равно как и формулирование предложений по его совершенствованию немыслим без кратного исследования аналогичного права применительно к федеральному и региональному уровням власти.

Правое положение федеральных парламентариев определено Федеральным законом «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации», который отдельно выделяет следующие виды обращений: депутатский запрос (пп. «е» п. 1 ст. 7 и ст. 14), депутатский вопрос (пп. «ж» п. 1 ст. 7 и п. 2 ст. 15), обращение к соответствующим должностным лицам с требованием принять меры по немедленному пресечению обнаружившегося нарушения прав граждан (пп. «з» п. 1 ст. 7) и иные обращения депутатов (п. 2 статьи 17).

Что касается депутатов субъекта РФ и депутатов муниципальных образований, то специального федерального закона о них нет. Вместе с тем, на региональном уровне, согласно ст. 13 Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» [5], гарантии депутатской деятельности (в том числе право на обращение) устанавливаются конституцией (уставом) и законом субъекта Федерации. На местном уровне, согласно п. 5.1 ст. 40 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» [6] гарантии осуществления полномочий муниципального депутата устанавливаются уставами муниципальных образований в соответствии с федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации. Таким образом, именно законодателю субъекта Федерации в первую очередь надлежит восполнить правовой пробел о депутатских обращениях.

 Учитывая диспозитивный характер приведенных нормы, субъекты РФ подходят к вопросу депутатских обращений широко, но, увы, бессистемно. Какой-либо единой общефедеральной или научно обоснованной концепции в вопросе о депутатских обращениях не просматривается.  Например, часто встречается ситуация когда право депутатов субъекта РФ  на обращение регламентировано подробно, а о соответствующих правомочиях местных депутатов нормы отсутствуют вообще или представлены в усеченном виде. Такова ситуация, например, в Свердловской области, где в Областном законе «О статусе и депутатской деятельности депутатов Законодательного Собрания Свердловской области» [7] представлены две развернутые статьи, посвященные непосредственно депутатским запросам и депутатским вопросам.  При этом в другом законе Свердловской области, определяющем гарантии полномочий местных депутатов [8], о депутатских обращениях не сказано ни слова.

Вместе с тем региональное законодательство о статусе депутатов субъекта федерации содержит достаточно много полезных и перспективных положений, которые вполне могут быть перенесены и на местных депутатов.  

Так, несмотря на то, что большинство субъектов РФ, по аналогии с федеральным законодателем, не акцентируют внимание на институте обращений депутатов, само право депутата на обращение присутствует всегда (хотя и может быть «растворено» сразу в нескольких положениях закона). Депутатскому запросу как особому виду обращений посвящены отдельные законы всего 3 из 85 субъектов федерации: Москвы [9], Санкт-Петербурга [10], Карачаево-Черкесской Республики [11], до 2010 года такой закон имелся в Сахалинской области [12].

Выявлено всего 5 субъектов федерации, которые не предусматривают право депутатов на обращение в широком смысле, ограничивая депутата только отдельными видами обращений (Саратовская область, Челябинская область, Республика Башкортостан, Рязанская область, Свердловская область). Однако, и в этих субъектах имеющихся инструментов (прежде всего, права депутатского запроса) вполне достаточно для должного реагирования депутатом и выполнения функций по представлению интересов населения.

По нашему мнению, одной из причин неразвитости института обращения депутатов на региональном и прежде всего местном уровне  является не разработанность самого термина «обращение депутата» и крайне разноречивое его применение в нормативных актах.

Обращение депутата как универсальная  категория присутствует в каждом законе о статусе региональных депутатов. Единственное выявленное нами исключение составляет Закон Саратовской области от 03.03.2004 № 10-ЗСО «О статусе депутата Саратовской областной Думы», который содержит упоминание только о депутатском запросе и праве депутата направлять свои предложения. Законом  Саратовской области от 28.09.2010 № 164-ЗСО «О внесении изменений в Закон Саратовской области «О статусе депутата Саратовской областной Думы» право депутата направлять иные виды обращений было признано утратившим силу.

Отсутствие единства понятийного аппарата в институте обращений породило следующую ситуацию. Большинство субъектов федерации не закрепляют отдельного права депутата направлять обращения, поскольку это право опосредуется через  формы работы депутатов, и включается в отдельные статьи, посвященные правам депутата и гарантиям его деятельности. Законы других субъектов РФ используют термин «обращение» как глагол и обозначают им исключительно действия депутата по получению информации. То есть, право направлять обращение подразумевается, но таковым не именуется (Орловская область, Республика Башкортостан). Третьи субъекты отдельно выделяют депутатское обращение, фактически противопоставляя его  всем остальным видам (г. Санкт Петербург, Ульяновская, Томская, Ярославская, Новгородская области и некоторые другие  субъекты).

Неоднозначен подход к определению термина «обращение депутата» и в научной среде. Так С.А. Авакьян указывает, что право депутатского запроса необходимо отличать, в частности, от права депутатского обращения [1, c. 119, 123], в то время как Л.А. Нудненко считает, что по своим свойствам депутатский запрос есть полномочие, которое ранее именовалось депутатским обращением [4, c. 137].

Таким образом,   депутатское обращение - это обращение в письменной форме, составленное на депутатском бланке и направляемое депутатом  самостоятельно, в целях получения документов и (или) сведений, защиты прав и законных интересов граждан, внесения предложений и замечаний в работу органов и организаций, устранения выявленных нарушений законности и восстановления правопорядка. Признаки, указанные в определении позволяют выделить следующие виды депутатских обращений, встречающихся в законодательстве.

  • обычное депутатское обращение (как правило, в целях получения информации);
  • депутатский запрос (как особый, более значимый (усиленный) вид обращения);
  • депутатский вопрос (зачастую сопряжен с правом приглашения должностных лиц на заседание представительного органа);
  • депутатское предложение.

Обращаем внимание читателей, что предложенная классификация является собирательной и в чистом виде не представлена ни  на одном уровне власти. Вместе с тем именно такой перечень депутатских обращений представляется нам наиболее актуальным применительно к местным депутатам (при условии надлежащего нормативного закрепления).

Обычным депутатским обращением мы предлагаем считать обращения депутата в любые органы, организации и к любым должностным лицам, направляемое от своего имени и никак особо не поименованное,  как это, например, сделано в п. 2 ст. 17 Федерального закона «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» или в ст. 7 Закона Санкт-Петербурга «О статусе депутата Законодательного Собрания Санкт-Петербурга» [13].

Выделение такого общего вида необходимо в силу полезности выделения иных специализированных видов обращений, дополнительно регламентированных законом и соответственно обладающих уникальными особенностями.

В подавляющем большинстве случаев  право депутатов направлять обычные депутатские обращения предусматривается в статьях о праве депутата на информацию и, наоборот, при наличии отдельной статьи об обращениях депутата (такие статьи имеются в каждом третьем субъекте федерации) статья о праве депутата на информацию право депутата на подачу обращения не предусматривает.

Существует мнение, что представительный орган и его депутаты  будут эффективными  именно при условии обладания им средствами, позволяющими быстро получать необходимую информацию [14, с. 100]. Думается, что обычное депутатское обращение как раз и относится к такому средству.

Депутатский запрос является особым, усиленным видом депутатского обращения. Показательна формулировка наименования ст. 11 «Обращение депутата Думы автономного округа, не имеющее статуса депутатского запроса»  Закон Ханты-Мансийского автономного округа от 03.05.2000 № 19-оз «О статусе депутата Думы Ханты-Мансийского автономного округа – Югры». Исключения из подобного правила крайне редки.

Депутатского запроса нет в Законе Вологодской области от 03.02.2005 № 1224-ОЗ «О статусе депутата Законодательного Собрания Вологодской области» и в Законе Сахалинской области от 12.07.1994 № 2 «О статусе депутата Сахалинской областной Думы». Закон Ярославской области от 14.02.2001 № 6-з «О статусе депутата Ярославской областной Думы» упоминает депутатский запрос лишь в скобках при характеристике депутатского обращения связанного с получением  документов и (или) сведений по требованию депутата; в ст. 7 Областного закона Ростовской области от 08.06.1994 № 1-ЗС «О статусе депутата Законодательного Собрания Ростовской области» термины обращение и запрос являются синонимами.

Необходимость различать депутатский запрос и иные виды депутатских обращений поддерживается многими ведущими конституционалистами [15, c. 81, 1, c. 119, 16, c. 12-13]. Выделяя особую правовую природу депутатского запроса, субъекты федерации иногда посвящают ему отдельный закон. Всего таких субъектов в России пять: Москва, Санкт-Петербург, Республика Алтай, Карачаево-Черкесская республика, Ханты-Мансийский Автономный округ. 

Направление депутатских запросов более жестко регламентировано. В отличие от иных обращений число субъектов, которым депутат может направить запрос, как правило, ограничено. Особенность депутатских запросов во многих субъектах РФ проявляется в возможности дополнительного воздействия на лицо подготовившее ответ.

Депутатский вопрос. Как и многие другие парламентские институты, эта процедура появилась в Великобритании, где вопросы министрам заменили многие старые методы, при помощи которых выяснялись жалобы вадрес правительства или изучалась его политика [17, c. 368].

Депутатские вопросы по своей правой природе очень близки депутатским запросам. На размытость границ дефиниций «депутатский запрос» и «депутатский вопрос» указывают многие специалисты. Так, А.С. Автономов указывает, что: «под вопросом депутата должностному лицу понимается обращение с целью получения информационной справки или кратких комментариев по имеющимся фактам. Запрос нацелен, главным образом, на то, чтобы поднять проблему, добиться ее изучения и принятия мер для ее решения, а вопрос направлен прежде всего на получение дополнительной информации, на уточнение позиции органов и должностных лиц в отношении чего-либо». А.С. Автономов признает, что «с содержательной точки зрения границ между запросом и вопросом мало, граница между вопросом и запросом остается недостаточно отчетливой. Причем, это характерно не только для России, но и ряда других стран, где имеются данные институты». В то же время отмечается: «С процессуальной точки зрения эти два института (запроса и вопроса) различаются весьма отчетливо» [18, c. 339].

Законодательство предусматривает два вида вопросов - письменные и устные. Наиболее широкое распространение имеет практика обращения кдолжностным лицам с устными вопросами. Одной из немаловажных причин этого является то обстоятельство, что дополнительные устные вопросы легко могут поставить отвечающего в затруднительное положение, так как он вынужден отвечать на них без предварительной подготовки. Другой причиной слабой развитости письменных вопросов является их смешение с депутатскими запросами. Отличие письменного депутатского вопроса от иных видов депутатских обращений (прежде всего запроса) проявляется в том, что должностное лицо обязательно дает на него ответ устно на заседании представительного (законодательного) органа, в то время как ответ на запрос может быть представлен в письменном виде и просто оглашен на заседании.

В законах субъектов Российской Федерации депутатский вопрос  - это относительно редкий вид обращения, только 36 из них посвятили депутатскому вопросу отдельную статью своего регионального закона. Отграничение этого вида обращения, как правило, идет по способу его направления, а именно устно в ходе заслушивания должностных лиц на заседании представительного органа.

Нетрадиционная форма депутатских вопросов представлена в Свердловской области. Так, депутат формулирует свой вопрос письменно, направляет его председателю Законодательного Собрания Свердловской области, который в свою очередь с сопроводительным письмом направляет депутатский вопрос соответствующему должностному лицу (от Губернатора до должностного лица органов местного самоуправления). В сопроводительном письме формулируется приглашение соответствующим должностным лицам (или назначенным ими представителям) явиться на заседание Законодательного Собрания Свердловской области для дачи ответа на депутатский вопрос [7, ст. 20]. Аналогичен механизм подачи вопроса в Ставропольском Крае [19, ст. 14], Томской [20, ст. 11], Омской [21, Ст. 14] областях.

С.А. Авакьян считает вопрос наиболее распространенной формой контроля, поскольку даёт возможность парламентарию привлечь своевременно внимание общественности к действиям или политике Правительства, либо реализации полномочий соответствующим должностным лицом [22, c. 84]. Депутатские вопросы являются самой простой, формой реагирования депутатов на выявленные ими факты нарушения законности. При осуществлении своего права задавать вопросы, депутат ничем не связан. При устном вопросе отсутствует сама процедуру постановки вопроса. Свобода действий депутата ограничивается лишь правилами, регулирующими допустимость вопросов с формальной точки зрения, а не с точки зрения существа вопросов.

Действующее законодательство не устанавливает процедуру рассмотрения депутатского вопроса и его юридические последствия. Думается, что наиболее оптимальным было бы предусмотреть специально право местных депутатов направлять вопросы, однако ограничить круг их адресатов (муниципальные органы власти и учреждения). А в целях повышения их эффективности можно позаимствовать опыт Свердловской области и  предложить направлять вопросы не от имени депутата непосредственно, а через председателя местного представительного органа, с последующим оглашением ответа на заседании.

Депутатские предложения как вид обращения не поименованы в Федеральном законе «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации», зато содержатся в законах практически всех субъектов федерации. При этом чаще всего этот вид обращения упоминается в статьях закона о работе депутата с избирателями. Вместе с тем какой-то устоявшейся системы в этом вопросе нет. Например, ст. 15 Закона Рязанской области «О статусе депутата Рязанской областной Думы» предусматривает предложения, причем только как форму реагирования на результаты рассмотрения депутатского запроса [23].

Предложения и замечания вносятся, как правило, в органы государственной власти, местного самоуправления и общественные объединения (большинство субъектов почему-то забывают иные виды некоммерческих объединений), а в отдельных субъектах федерации в любые организации независимо от форм собственности.

Анализ законодательства показывает, что депутатские предложения ничем не отличаются от общегражданских. Это представляется неверным в силу особого статуса депутата. Видится целесообразным установление императивной нормы об обязательном мотивированном ответе на предложение депутата, тем более в случае его отклонения.

Выводы. В заключении хотелось бы отметить, что отсутствие законодательства о депутатских обращениях на местном уровне не только сковывает инициативу депутатов, но и подрывает авторитет публичной власти в целом. Нами предлагаются три варианта закрепления и регламентации обращений муниципальных депутатов. Первый способ (и наиболее предпочтительный),  внесение изменений в Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации». Второй способ, внесение изменений в законы субъектов РФ о гарантиях осуществления полномочий местных депутатов (принятые в соответствии с п. 5.1. ст. 40 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»). Третий способ, внесение изменений в муниципальные акты. Думается что последний вариант, хоть и является наиболее легко-осуществимым, окажется малоэффективным, поскольку без соответствующего федерального или регионального регулирования само право депутата направлять особые обращения (отличные от обращений гражданина) окажется под вопросом, а адресатом таких обращений в лучшем случае станут муниципальные органы власти и муниципальные учреждения.    

Литература

  1. Авакьян С.А. Депутат: статус и деятельность. М., 1991.
  2. Безуглов А.А. Советский депутат. Государственно-правовой статус. М., 1971.
  3. Кутафин О.Е. Полномочные представители народа. М., 1973.
  4. Нудненко Л.А. Конституционно-правовой статус депутата законодательного органа государственной власти в Российской Федерации. СПб.: Юридический центр Пресс. 2004.
  5. Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации: Федеральный закон от 6 октября 1999 года № 184-ФЗ (ред. от 29.07.2017) // Собрание законодательства РФ. 1999. № 42. Ст. 5005.
  6. Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации: Федеральный закон от 6 октября 2003 года № 131-ФЗ (ред. от 29.07.2017) // Собрание законодательства РФ. 2003. № 40. Ст. 3822.
  7. О статусе и депутатской деятельности депутатов Законодательного Собрания Свердловской области: Закон Свердловской области от 20 февраля 2006 года № 5-ОЗ (ред. от 21.07.2017) // Собрание законодательства Свердловской области. 2006. № 2 (2006). Ст. 104.
  8. О гарантиях осуществления полномочий депутата представительного органа муниципального образования, члена выборного органа местного самоуправления, выборного должностного лица местного самоуправления в муниципальных образованиях, расположенных на территории Свердловской области: Закон Свердловской области от 26 декабря 2008 года № 146-ОЗ (ред. от 09.12.2016) // Собрание законодательства Свердловской области. 2009. № 12-2 (2008). Ст. 1964.
  9. О порядке внесения и рассмотрения депутатского запроса: Закон г. Москвы от 22 ноября 1995 года № 24 (ред. от 09.10.2013) // Ведомости Московской Думы. 1996. № 2 (с. 5).
  10. О порядке внесения и рассмотрения депутатских запросов: Закон Санкт-Петербурга от 06 марта 2013 года № 99-19 (ред. от 08.04.2016)  // Вестник Законодательного Собрания Санкт-Петербурга. 2013. № 9.
  11. О депутатском и парламентском запросах: Закон Карачаево-Черкесской Республики от 19 декабря 2005 года № 102-РЗ (ред. от 11.10.2012) // День Республики. 2005. № 226-227(16841)
  12. О депутатском запросе: Закон Сахалинской области от 13 февраля 1998 года № 56. // Губернские ведомости.1998. № 20-22(485-487)
  13. О статусе депутата Законодательного Собрания Санкт-Петербурга: Закон Санкт-Петербурга от 08 февраля 1995 года № 13-3 (ред. от 22.02.2017) // Вестник Законодательного Собрания Санкт-Петербурга. 1995. № 5-6.
  14. Плюта Ю.В. Конституционно-правовые основы парламентского контроля в Российской Федерации: Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Челябинск: Челябинский государственный университет, 2012.
  15. Карасев А.Т. Депутат в системе представительной власти (конституционно-правовое исследование): монография. Екатеринбург, 2009.
  16. Основин В.С. Право запроса депутатов местных Советов. М., 1957.
  17. Амеллер М. Парламенты: сравнительное исследование структуры и деятельности представительных учреждений 55 стран мира. М.: Прогресс. 1967.
  18. Автономов А.С. Парламентский контроль. Гл. 6 // В кн.: Парламентское право России / Под ред. Т.Д. Хабриевой. М.: Юристъ. 2003.
  19. О статусе депутата Думы Ставропольского края: Закон Ставропольского края от 08 июля 1994 года № 4-кз (ред. от 14.04.2017) // Сборник законов и других правовых актов Ставропольского края. 1994. № 2. Ст. 20.
  20. О статусе депутата Законодательной Думы Томской области: Закон Томской области от 07 марта 2002 года № 10-ОЗ (ред. от 22.09.2017) // Официальные ведомости Государственной Думы Томской области. 2002. № 4(65).
  21. О статусе депутата Законодательного Собрания Омской области: Закон Омской области от 26 сентября 1994 года № 7-ОЗ (ред. от 28.12.2016) // Омский вестник. 1994. № 192.
  22. Авакьян С.А. Федеральное Собрание – парламент России. М., 1998.
  23. О статусе депутата Рязанской областной Думы: Закон Рязанской области от 25 июня 2010 года № 57-ОЗ (ред. от 06.04.2017) // Рязанские ведомости. 2010. № 120.

Bibliography

  1. Avakyan S.A. Deputy: status and activity. M., 1991.
  2. Bezuglov A.A. Soviet deputy. State legal status. M., 1971.
  3. Kutafin O.E. Plenipotentiary representatives of the people. M., 1973.
  4. Nudnenko L.A. Constitutional and legal status of a deputy of the legislative body of state power in the Russian Federation. SPb.: Legal Center Press, 2004.
  5. On the general principles of the organization of legislative (representative) and executive bodies of state power of the constituent entities of the Russian Federation: Federal Law № 184-FL of 6 October 1999 (as amended on 29 July 2017) // Collection of Legislation of the Russian Federation. 1999. № 42. Art. 5005.
  6. On the general principles of the organization of local self-government in the Russian Federation: Federal Law of 6 October 2003 №131-FL (as amended on 29 July 2017) // Collection of legislation of the Russian Federation. 2003. № 40. Art. 3822.
  7. On the status and deputy activity of deputies of the Legislative Assembly of the Sverdlovsk Region: Law of the Sverdlovsk Region of 20 February 2006 №5-OL (as amended on 21 July 2017) // Collection of legislation of the Sverdlovsk region. 2006. № 2 (2006). Art. 104.
  8. On guarantees for exercising the powers of a deputy of a representative body of a municipal formation, a member of an elected body of local self-government, an elected official of local self-government in municipal entities located on the territory of the Sverdlovsk Region: Law of the Sverdlovsk Region №146-OL of 26 December 2008 (as amended on 09.12.2016) // Collection of legislation of the Sverdlovsk region. 2009. № 12-2 (2008). Art. 1964.
  9. On the procedure for making and examining the deputy's request: the Law of Moscow of 22 November 1995 № 24 (as amended on 9 October 2013) // Vedomosti of the Moscow Duma. 1996. № 2 (p. 5).
  10. On the procedure for making and considering deputy requests: The Law of St. Petersburg of 6 March 2013 №99-19 (as amended on 08.04.2016) // Bulletin of the Legislative Assembly of St. Petersburg. 2013. № 9.
  11. On parliamentary and parliamentary requests: Law of the Republic of Karachay-Cherkessia of 19 December 2005 №102-RL (as amended on 11.10.2012) // Republic Day. 2005. № 226-227 (16841).
  12. On the deputy request: Sakhalin Oblast Law of 13 February 1998 № 56. // Provincial Gazette. 1998. № 20-22 (485-487).
  13. On the status of a deputy of the Legislative Assembly of St. Petersburg: The Law of St. Petersburg of 8 February 1995 № 13-3 (as amended on 22 February 2017) // Bulletin of the Legislative Assembly of St. Petersburg. 1995. № 5-6.
  14. Plyuta V.V. Konstitutsionno-legal bases of the parliamentary control in the Russian Federation: the Dissertation on competition of a scientific degree of the candidate of legal sciences. Chelyabinsk: Chelyabinsk State University, 2012.
  15. Karasev A.T. Deputy in the system of representative power (constitutional legal research): monograph. Ekaterinburg, 2009.
  16. Basovin V.S. The right to request deputies of local Soviets. M., 1957.
  17. Ameller M. Parliaments: a comparative study of the structure and activities of representative institutions in 55 countries. М: Progress. 1967.
  18. Avtonomov A.A. Parliamentary control. Ch. 6 // In the book: The Parliamentary Law of Russia / Ed. E.D. Khabrievoy. M .: Lawyer. 2003.
  19. On the status of the deputy of the Duma of the Stavropol Territory: Law of the Stavropol Territory of 8 July 1994 № 4-kl (as amended on 14.04.2017) // Collection of laws and other legal acts of the Stavropol Territory. 1994. № 2. Art. 20.
  20. On the status of a deputy of the Legislative Duma of Tomsk Oblast: Tomsk Oblast Law of 7 March 2002 № 10-OL (as amended on 22 September 2017) // Official Gazette of the State Duma of Tomsk Oblast. 2002. № 4 (65).
  21. On the status of a deputy of the Legislative Assembly of the Omsk region: Law of the Omsk region of 26 September  1994 № 7-OL (as amended on December 28, 2016) // Omsk Gazette. 1994. № 192.
  22. Avakyan S.A. The Federal Assembly is the parliament of Russia. M., 1998.
  23. About the status of the deputy of the Ryazan regional Duma: The law of the Ryazan region of 25 June  2010 № 57-OL (Edited from 06.04.2017) // Ryazan bulletins. 2010. № 120.

Karasev A.T., Savoskin A.V.

The right of municipal deputies to appeal

Purpose. Investigate the legal regulation of appeals of deputies of all levels of power and formulate proposals for improving the legal status of municipal deputies in terms of fixing and regulating their right to file various types of appeals.

Methodology. Dialectics, abstraction, analysis, synthesis, induction, deduction, formal-legal method, method of intersectoral legal research. The main method of investigation is a comparative legal method.

Results and scope. Firstly, the publication presents a comprehensive analysis of the normative consolidation of the right of deputies of various levels of government (federal, regional and local) to send appeals, and also defines the term "appeal of a deputy". Secondly, a list of deputy appeals that is optimal for the municipal government level is proposed: a usual deputy address (sent, as a rule, in order to obtain information); deputy request (a special and more significant form of deputy referral); deputy question (implemented most often with the hearing of officials at a meeting of a local representative body); deputy proposal. Thirdly, there are three options for regulating the abovementioned parliamentary appeals: amending the Federal Law on General Principles of Organization of Local Self-Government in the Russian Federation, amending the existing laws of the constituent entities of the Russian Federation on guarantees for the exercise of the powers of municipal deputies, acts.

Introduced legal regulation should provide for not only the establishment of the right of a deputy to address appeals, but also additional regulation of the procedure for their consideration. This will significantly strengthen the status of municipal deputies, giving them an effective mechanism for upholding the rights and legitimate interests of their constituents.

Key words: deputydeputy questiondeputy inquirydeputy addressappeal.
  • Актуальные проблемы правового регулирования местного самоуправления


Яндекс.Метрика