Особенности реализации государственных полномочий по привлечению к административной ответственности органами местного самоуправления (на примере органов муниципальной власти в Свердловской области)

Алиев Ф.А. , Тепляков И.И.

УДК 342.55
ББК 67.400.7

Цель: Исследование направлено на анализ правовой природы административного принуждения, осуществляемого органами местного самоуправления в Российской Федерации, на определение его места в системе компетенции органов муниципальной власти и выявление особенностей его реализации органами местного самоуправления муниципальных образований в Свердловской области.

Методология: Исследование базируется на сравнительно-правовом и формально-логическом методах изучения анализируемого предмета, что позволило определить особенности нормативного закрепления порядка реализации административного принуждения органами муниципальной власти, выявить некоторые коллизии и правовые пробелы по вопросам взаимодействия органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления в рамках реализации публично-правового принуждения данного вида.

Результаты: определены механизмы передачи государственных полномочий по привлечению к административной ответственности органами местного самоуправления, виды муниципальных образований, которые могут быть наделены вышеназванными государственными полномочиями и особенности их реализации.

Научная новизна: сформулированы авторские классификации предметов ведения органов местного самоуправления в России и классификация вопросов местного значения, обоснован тезис об идентификации органов местного самоуправления как субъектов административного принуждения.

Ключевые слова: административная ответственностьадминистративное принуждениеадминистративные комиссиивопросы местного значениякомпетенциямуниципальное образованиеорганы местного самоуправленияпредметы ведения.

Как известно, отличительной чертой решения вопросов государственного строительства в большинстве современных государств является дифференция публичной власти на государственную и местную (муниципальную). В свою очередь, реальное функционирование местной власти является одним из признаков, характеризующих государство как демократическое и правовое. Следуя этому обстоятельству, Конституция Российской Федерации [1, ст.12] признает и гарантирует независимость местного самоуправления в пределах его полномочий. Однако в вопросе правового регулирования организации местного самоуправления Конституция России и федеральное законодательство, по нашему мнению, содержат некоторые упущения.

В частности, в Основном законе Российской Федерации не нашла своего отражения компетенция местного самоуправления, что, по нашему мнению, является весьма существенным правовым пробелом. Отсутствие нормативного закрепления данной базовой правовой категории  затрудняет попытку раскрытия особенностей местного самоуправления как независимого вида публичной власти, а также его взаимосвязи с институтами публично-правового принуждения, в частности, административного принуждения. С учетом вышеизложенного, опираясь на исследования ведущих российских правоведов, посвященных рассматриваемой проблеме [2], [3], [4], следует сформулировать цели исследования:

  1. Ориентируясь на действующее законодательство Российской Федерации, сформулировать и классифицировать предметы ведения органов местного самоуправления в современной России;
  2. Систематизировать полномочия органов местного самоуправления, идентифицировать среди них полномочия административно-правового характера;
  3. Дать анализ порядка нормативного закрепления за органами местного самоуправления полномочий по привлечению субъектов правоотношений к административной ответственности. Выявить отличительные особенности реализации данных полномочий органами муниципальной власти.

 

Заданными целями исследования обусловлена его методология, основанная на сравнительно-правовом и формально-юридическом методах исследования нормативных правовых актов, регулирующих правоотношения в области муниципального и административного права Российской Федерации. В начале исследования разумным представляется обратиться к положениям Основного закона Российской Федерации.

Итак, Конституция России, закрепив предметы ведения Российской Федерации, совместного ведения федеральной и региональной власти и предметы ведения субъектов РФ (ст. 71-73), отказалась от закрепления предметов ведения местного самоуправления в России. На сегодняшний день законодательство о местном самоуправлении до сих пор не использует такую правовую категорию как «предметы ведения органов местного самоуправления», несмотря на то, что данная дефиниция уже использовалась в некоторых правовых актах. Например, Европейская Хартия местного самоуправления оперирует категорией «сфера компетенции местного самоуправления» [5, ст.4], которая хотя и не тождественна полностью предметам ведения, но является чрезвычайно близкой к ним по своему смыслу. Согласно постановлению Конституционного Суда РФ от 29 марта 2011 г., самостоятельность местного самоуправления определяется его компетенцией, которая устанавливается на основании Конституции Российской Федерации в законе, и включает в себя предметные сферы деятельности местного самоуправления и полномочия по решению вопросов местного значения» [6]. Учитывая тот факт, что законодатель не счел нужным дать определение предметов ведения органов местного самоуправления, верным представляется ознакомиться с взглядами ведущих ученых-правоведов к определению данной правовой категории.

По мнению О.Е. Кутафина и К.Ф. Шеремета, предметы ведения — это те общественные отношения, в которых орган власти юридически компетентен [7, с.23]. Интересным представляется определение предметов ведения Российской Федерации, закрепленных ст. 71 Конституцией РФ. По мнению Л.В. Лазарева, конституционная формула "в ведении Российской Федерации находятся" обозначает, таким образом, сферы, области, объекты, прерогативы, находящиеся под воздействием федеральной государственной власти [8, с.421]. На основании анализа данных позиций следует выделить определенные признаки предметов ведения органов местного самоуправления. В частности, нормативно закрепленные предметы ведения органов местного самоуправления должны представлять собой способ юридического выражения общественных сфер жизни, в которых муниципальные органы принимают решения, на которые они воздействуют. Особенность предметов ведения местного самоуправления такова, что они являются общими для всех органов и должностных лиц местной власти — представительных и исполнительных.

Таким образом, предметы ведения органов местного самоуправления – это группы общественных отношений, которые по воле законодателя испытывают на себе воздействие полномочий органов местного самоуправления. Сформулированное определение подтверждается приведенными выше взглядами российских правоведов, а также имеет общую основу со сходными категориями, закрепленными ст. 71, 72 Конституцией РФ – предметами ведениями Российской Федерации и предметами совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов.

Опираясь на действующее законодательство, регулирующее основы муниципальных правоотношений в Российской Федерации [9], следует сформулировать перечень предметов ведения органов местного самоуправления:

  1. обеспечение жизнедеятельности населения муниципального образования (на данную группу общественных отношений воздействуют полномочия органов местного самоуправления по решению вопросов местного значения, а также полномочия органов местного самоуправления по решению вопросов, не отнесенных к вопросам местного значения);
  2. муниципальный контроль (эта группа отношений находится под воздействием полномочий органов местного самоуправления по организации и осуществлению контроля за соблюдением требований, установленных муниципальными правовыми актами, принятыми по вопросам местного значения);
  3. реализация отдельных государственных полномочий (на данную группу общественных отношений воздействуют полномочия органов местного самоуправления по исполнению отдельных государственных полномочий, передаваемых им от органов государственной власти Российской Федерации и органов государственной власти субъектов Российской Федерации).

 

Нормативная систематизация предметов ведения органов местного самоуправления, по нашему мнению,  станет важным шагом на пути нормативного определения такой фундаментальной категории как «компетенция местного самоуправления», что в свою очередь будет способствовать эффективному и динамичному развитию местного самоуправления как независимого вида публичной власти в Российской Федерации.

Более того, нормативное закрепление элементов компетенции местного самоуправления позволит раскрыть весь многогранный характер деятельности его «ядра» – органов местного самоуправления, в особенности – те аспекты их деятельности, которые не заметны при поверхностном взгляде на действующее законодательство.

В том числе, это касается административно-управленческой деятельности органов местного самоуправления. Прежде, чем раскрыть её аспекты, следует ответить на вопрос: допустимо ли утверждать о наличии у органов местного самоуправления административно-властных полномочий или же данный вид деятельности характерен только для государственной власти?

Федеральный закон от 06.10.2003 (ред. от 30.03.2015) № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» (далее – ФЗ № 131), определяя структуру органов местного самоуправления, закрепляет их важнейший признак: обладание собственными полномочиями по решению вопросов местного значения. Согласно ст. 2 ФЗ № 131 вопросы местного значения определяются как вопросы непосредственного обеспечения жизнедеятельности населения муниципального образования, решение которых в соответствии с Конституцией Российской Федерации и ФЗ № 131 осуществляется населением и (или) органами местного самоуправления самостоятельно.

Несомненно, решение насущных вопросов жизнедеятельности местного населения – важнейшая задача органов муниципальной власти. Идеологема,  устанавливающая, что существование наделенных реальными полномочиями органов местного самоуправления обеспечивает одновременно эффективное и приближенное к гражданам управление, проходит красной нитью не только через законодательство  Российской Федерации о местном самоуправлении, но и раскрывается в некоторых международных правовых актах, в частности – в упомянутой ранее Европейской хартии местного самоуправления [5, преамбула].

Следует отметить, что вопросы местного значения, определяемые российским законодательством, носят сложный комплексный характер. Глава 3 ФЗ № 131 содержит перечни вопросов местного значения для каждого вида муниципального образования, за исключением внутригородских территорий городов федерального значения, чьи перечни вопросов местного значения согласно ч. 3 ст. 79 ФЗ № 131 устанавливаются законами субъектов РФ – городами федерального значения исходя из необходимости сохранения единства городского хозяйства. Данные перечни достаточно объемны и содержат вопросы местного значения, касающихся различных сторон общественной жизни муниципального образования. Серьезным упущением законодателя представляется отсутствие какой-либо классификации вопросов местного значения.По нашему представлению, с учетом анализа действующих положений ФЗ № 131, вопросы местного значения можно классифицировать следующим образом:

  1. финансово-экономические вопросы (разработка, принятие и исполнение местного бюджета, установление, изменение и отмена местных налогов и сборов, владение, пользование и распоряжение муниципальным имуществом и т.д.);
  2. вопросы жилищно-коммунального хозяйства и торговли (тепло-, энерго-, водоснабжение, сбор и утилизация отходов, создание условий для обеспечения жителей муниципального образования услугами торговли и т.д.);
  3. вопросы транспортно-дорожного обеспечения и строительства (дорожная деятельность в отношении дорог местного значения, организация транспортного обслуживания населения, утверждение генерального плана муниципального образования, правил землепользования и застройки и т.д.);
  4. некоторые вопросы социального характера (образование, культура, физическая культура и спорт, организация мероприятий по работе с детьми и молодежью и т.д.);
  5. административные вопросы (охрана правопорядка, мобилизационная подготовка, противопожарная безопасность, охрана окружающей среды, профилактика терроризма и экстремизма, осуществление мер по противодействию коррупции и т.д.);
  6. иные вопросы местного значения (ритуальные услуги, присвоение адресов объектам адресации, формирование и содержание муниципального архива и т.д.).

 

Таким образом, из предложенной классификации можно сделать вывод о том, что административно-управленческая деятельность входит в сферу компетенции органов местного самоуправления, так как ряд вопросов местного значения, закрепляемых ФЗ № 131, носят ярко выраженный административно-правовой характер. Данный тезис также подтверждается наличием у органов местного самоуправления полномочий по проведению муниципального контроля за соблюдением требований, установленных муниципальными правовыми актами, а в отдельных случаях – установленных федеральными законами и законами субъектов РФ, реализация которых осуществляется именно через административно-правовые процедуры [9, ст.17].

Следуя указанным рассуждениям, можно сделать вывод о наличии в составе компетенции органов местного самоуправления административного принуждения. Действительно, рассмотренная выше деятельность органов местного самоуправления соответствует ряду признаков административного принуждения – осуществляется субъектами функциональной власти, реализуется в целях охраны общественных отношений, осуществляется в рамках внеслужебного подчинения и т.д. Тем не менее, следует согласиться с мнением профессора Д.Н. Бахраха, согласно которому одним из важнейших элементов административного принуждения является способность привлекать субъектов правоотношений к административной ответственности, без которой невозможна целостная реализация административного принуждения [10, с. 380].

Примечательно, что в ФЗ № 131 не содержатся нормы, дозволяющие органам местного самоуправления привлекать физических и/или юридических лиц к административной ответственности. Также органы местного самоуправления не представлены в перечне субъектов, которым в соответствии с КоАП РФ предоставлены полномочия по рассмотрению дел об административных принуждениях [11, р. III].

В связи с этим, необходимо отметить, что в соответствии с Конституцией Российской Федерации административное и административно-процессуальное законодательство составляют предмет совместного ведения России и её субъектов [1, ст. 72]. Таким образом, полномочия органов местного самоуправления, касающиеся привлечения субъектов правоотношений к административной ответственности, не затрагиваются федеральным законодательством, но регламентируются законодательством субъектов Российской Федерации.

Например, законодательством Свердловской области предусмотрена возможность наделения органов местного самоуправления муниципальных образований, расположенных на территории Свердловской области, государственным полномочием Свердловской области по определению перечня должностных лиц, уполномоченных составлять протоколы об административных правонарушениях, предусмотренных законодательством Свердловской области, протоколы об административных правонарушениях в части административных правонарушений, связанных с реализацией полномочий органов местного самоуправления по решению вопросов местного значения [12, ст. 44]. Аналогичные законы приняты и в ряде других субъектах Российской Федерации [13], [14], [15]. Примечательно, что в настоящее время невозможно получить исчерпывающую информацию обо всех субъектах Российской Федерации, передавших рассматриваемые выше государственные полномочия органам местного самоуправления, в виду того, что обязанность ведения учета переданных органам местного самоуправления отдельных государственных полномочий была закреплена за Министерством регионального развития Российской Федерации, ликвидированным в 2014 году [16]. В настоящее время данная обязанность не закреплена ни за одним из действующих федеральных органов исполнительной власти, что значительно затрудняет возможность анализа взаимодействия субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления в части реализации полномочий органов публичной власти по привлечению субъектов правоотношений к административной ответственности. Поэтому разумным представляется рассмотреть особенности деятельности органов муниципальной власти по реализации данных полномочий на примере органов местного самоуправления в Свердловской области.

Правовую основу реализации государственных полномочий по привлечению к административной ответственности  органами местного самоуправления Свердловской области составляют Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях, Закон Свердловской области от 14.06.2005 № 52-ОЗ «Об административных правонарушениях на территории Свердловской области» [17], Закон Свердловской области от 23.05.2011 № 31-ОЗ «О наделении органов местного самоуправления муниципальных образований, расположенных на территории Свердловской области, государственным полномочием Свердловской области по созданию административных комиссий» [18], Закон Свердловской области от 27.12.2010 № 116-ОЗ «О наделении органов местного самоуправления муниципальных образований, расположенных на территории Свердловской области, государственным полномочием Свердловской области по определению перечня должностных лиц, уполномоченных составлять протоколы об административных правонарушениях, предусмотренных законом Свердловской области» [12], постановление Правительства Свердловской области от 24.08.2011 № 1128-ПП «Об административных комиссиях» [19].

В соответствии с пп.5-6 п.1 ст. 1.3.1. Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях к ведению субъектов Российской Федерации в области законодательства об административных правонарушениях относится:

- создание административных комиссий, иных коллегиальных органов в целях привлечения к административной ответственности, предусмотренной законами субъектов Российской Федерации;

- определение перечня должностных лиц, уполномоченных составлять протоколы об административных правонарушениях, предусмотренных законами субъектов Российской Федерации [11, ст. 1.3.1.];

Административные комиссии, в соответствии с постановлением Правительства Свердловской области «Об административных комиссиях», являются постоянно действующими коллегиальными органами по рассмотрению дел об административных правонарушениях, отнесенных к их компетенции [19, р.1 п.2]. В муниципальном образовании создается одна административная комиссия, за исключением, города Каменск-Уральского, Нижнего Тагила и муниципального образования «город Екатеринбург» [19, р.4 п.2] .

Уполномоченным исполнительным органом государственной власти Свердловской области в сфере создания и обеспечения деятельности административных комиссий в Свердловской области является Департамент по обеспечению деятельности мировых судей Свердловской области [19, п.2].

Закон Свердловской области «О наделении органов местного самоуправления муниципальных образований, расположенных на территории Свердловской области, государственным полномочием Свердловской области по созданию административных комиссий» определяет виды муниципальных образований, которые наделяются государственным полномочием по созданию административных комиссий: городские округа и муниципальные районы [18, ст.2].

Закон Свердловской области «О наделении органов местного самоуправления муниципальных образований, расположенных на территории Свердловской области, государственным полномочием Свердловской области по определению перечня должностных лиц, уполномоченных составлять протоколы об административных правонарушениях, предусмотренных законом Свердловской области», наряду с городскими округами и муниципальными районами, наделяет государственным полномочием по определению перечня должностных лиц, уполномоченных составлять протоколы об административных правонарушениях поселения, входящие в состав муниципальных районов [12, ст.2].

Следует отметить, что государственные полномочия Свердловской области по созданию административных комиссий и определению перечня должностных лиц, уполномоченных составлять протоколы об административных правонарушениях, передаются органам местного самоуправления не на постоянной основе, а только если на реализацию данных полномочий в законе Свердловской области об областном бюджете предусмотрены средства. На 2015 год в Законе Свердловской области от 03.12.2014 № 111-ОЗ «Об областном бюджете на 2015 год и плановый период 2016 и 2017 годов» на осуществление государственного полномочия Свердловской области по созданию административных комиссий предусмотрено 9 222400 рублей. На осуществление государственного полномочия Свердловской области по определению перечня должностных лиц, уполномоченных составлять протоколы об административных правонарушениях – 9 400 рублей [20, прил.7].

По данным Департамента по обеспечению деятельности мировых судей Свердловской области за 2014 год органами местного самоуправления было составлено 12 753 протокола об административных правонарушениях, проведено 1889 заседаний административных комиссий. Наибольшее количество протоколов составлено за самовольное оставление транспортных средств, строительного или производственного оборудования на газонах, детских и спортивных площадках – 2723, нарушение правил благоустройства территорий населенных пунктов – 2284, торговля в неотведенных для этого местах – 1817, несоблюдение требований по уборке территории – 1715 [20].

По итогам анализа вышеназванных данных можно сделать следующие выводы:

  1. Механизм передачи государственных полномочий Свердловской области по созданию административных комиссий и определению перечня лиц, уполномоченных составлять протоколы об административных правонарушениях органам местного самоуправления, способствует решению вопросов местного значения, в том числе, путем привлечения к административной ответственности за нарушение муниципальных правовых актов.
  2. Исследуемые вопросы передачи государственных полномочий по созданию административных комиссий и составлению протоколов об административных правонарушениях органам местного самоуправления подтверждают наличие в составе компетенции органов местного самоуправления административного принуждения.
  3. Особенностью реализации функции по привлечению к административной ответственности органами местного самоуправления, является создание специального коллегиального органа – административной комиссии, который уполномочен рассматривать дела об административных правонарушениях.

Итак, основным результатом данного исследования является подтверждение наличия в системе компетенции органов местной власти административного принуждения. В ходе дальнейших исследований нами будет уделено внимание иным формам взаимодействия административно-управленческой и муниципальной власти.

Литература

1. Конституция Российской Федерации, принята всенародным голосованием 12.12.1993 (ред. от 21.07.2014) // Собрание законодательства РФ.  2014. № 31. Ст. 4398.

2. Лазарев Б.М. Компетенция органов управления. М., 1972, 280 с.

3. Выдрин И.В. Муниципальное право России. М., 2004, 368 с.

4. Бялкина Т.М. Компетенция местного самоуправления: проблемы теории и правового регулирования. Воронеж, 2006. 408 с.

5. О ратификации Европейской хартии местного самоуправления: Федеральный закон от 11.04.1998 № 55-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 1998.  № 36. Ст. 4466.

6. По делу о проверке конституционности положения пункта 4 части 1 статьи 16 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" в связи с жалобой муниципального образования - городского округа "Город Чита": Постановление Конституционного Суда РФ от 29.03.2011 № 2-П // Собрание Законодательства РФ. 2011. № 15. Ст. 2190.

7. Кутафин О.Е., Шеремет К.Ф. Компетенция местных Советов: учебное пособие, М., 1986. 224 с.

8. Комментарий к Конституции Российской Федерации / под общ. ред. Л.В. Лазарева. М., 2009. 593 с.

9. Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации: Федеральный закон от 06.10.2003 (ред. от 30.03.2015) № 131-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2003. № 40. Ст. 3822.

10. Бахрах Д.Н. Административное право России: Учебник для вузов. М.: Норма, 2002. 640 с.

11. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях: Федеральный закон от 30.12.2001 (ред. от 08.06.2015) № 195-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2002. № 1. Ст. 1.

12. О наделении органов местного самоуправления муниципальных образований, расположенных на территории Свердловской области, государственным полномочием Свердловской области по определению перечня должностных лиц, уполномоченных составлять протоколы об административных правонарушениях, предусмотренных законом Свердловской области: Закон Свердловской области от 27.12.2010 (ред. от 10.03.2015) № 116-ОЗ // Областная газета. 2010. № 474-476.

13. Об административных комиссиях и о наделении органов местного самоуправления государственными полномочиями по созданию административных комиссий и определению перечня должностных лиц, уполномоченных составлять протоколы об административных правонарушениях: Закон Челябинской области от 27.05.2010 (ред. от 23.10.2014) № 583-ЗО // Южноуральская панорама. 2010. № 135.

14. Об административных правонарушениях на территории Курганской области: Закон Курганской области от 20.11.1995 (ред. от 29.04.2015) № 25 // Новый мир. 1995. № 231.

15. Об административных комиссиях в Тюменской области: Закон Тюменской области от 28.12.2004 (ред. от 11.10.2013) № 322 // Тюменские известия. 2004. № 280-281.

16. Об упразднении Министерства регионального развития Российской Федерации: Указ Президента РФ от 08.09.2014 № 612 // Собрание законодательства РФ. 2014. № 37. Ст. 4934.

17. Об административных правонарушениях на территории Свердловской области: Закон Свердловской области от 14.06.2005 № 52-ОЗ // Собрание законодательства Свердловской области. 2005. № 6-1. Cт. 738.

18. О наделении органов местного самоуправления муниципальных образований, расположенных на территории Свердловской области, государственным полномочием Свердловской области по созданию административных комиссий: Закон Свердловской области от 23.05.2011 № 31-ОЗ // Собрание законодательства Свердловской области. 2011.  № 5-4 Ст. 780.

19. Об административных комиссиях: Постановление Правительства Свердловской области от 24.08.2011 № 1128-ПП // Собрание законодательства Свердловской области. 2011. № 8-5. Ст. 1463.

20. Официальный сайт Департамента по обеспечению деятельности мировых судей Свердловской области [электронный ресурс]. URL: http://svd.msudrf.ru/modules.php?name=info_pages&id=480#content (дата обращения 23.06.2015)

Bibliography

1. The Russian Constitution, adopted by popular vote 12.12.1993 (ed. on 07.21.2014) // Collection of Laws of the Russian Federation.  2014. № 31. Art. 4398.

2. Lazarev B.M. Competence of governing bodies. М., 1972, 280 p.

3. Vydrin I.V. Municipal Law of Russia. М., 2004, 368 p.

4. Byalkina T.M. The competence of the local government: theory and legal regulation. Voronej, 2006. 408 p.

5. On ratification of the European Charter of Local Self-Government: The Federal Law of 11.04.1998 № 55-FZ // Collection of Laws of the Russian Federation. 1998.  № 36. Art. 4466.

6. On the case about check of constitutionality of the provisions of paragraph 4 of Part 1 of Article 16 Federal Law "On General Principles of Local Self-Government in the Russian Federation" in connection with the complaint of the municipality - city district "City of Chita": Decision of the Constitutional Court of the Russian Federation of 29.03.2011 № 2-P // Collection of Laws of the Russian Federation. 2011. № 15. Art. 2190.

7. Kutafin O.E., Sheremet K.F. The competence of the local Councils: a tutorial, М., 1986. 224 p.

8. Commentary on the Constitution of the Russian Federation / edited by L. Lazarev. М., 2009. 593 p.

9. On General Principles of Local Self-Government in the Russian Federation: The Federal Law of 06.10.2003 (ed. by 30.03.2015) № 131-FZ // Collection of Laws of the Russian Federation. 2003. № 40. Art. 3822.

10. Bakhrakh D.N. Administrative law of Russia: Textbook for high schools. М.: Norma, 2002. 640 p.

11. Russian Federation Code of Administrative Offences: The Federal Law of 30.12.2001 (ed. by 08.06.2015) № 195-FZ // Collection of Laws of the Russian Federation. 2002. № 1. Art. 1.

12. On investment of local governments of the municipalities located in the territory of Sverdlovsk region, the state power of Sverdlovsk region by definition of the list of the officials authorized to make protocols on administrative offenses, provided by the law of Sverdlovsk region: Law of Sverdlovsk region from 27.12.2010 (ed. by 10.03.2015) № 116-OZ // Oblastnaya gazeta. 2010. № 474-476.

13. On the administrative commissions and on investment of local governments with the state powers on creation of the administrative commissions and definition of the list of the officials authorized to make protocols on administrative offenses: The law of the Chelyabinsk region on 27.05.2010 (ed. by 23.10.2014) № 583-ZO // Yujnouralskaya panorama. 2010. № 135.

14. On Administrative Offences in the Kurgan region: Law of the Kurgan region of 20.11.1995 (ed. by 29.04.2015) № 25 // Noviy mir. 1995. № 231.

15. On the Administrative Commission in the Tyumen region: Law of the Tyumen region from 28.12.2004 (ed. by 11.10.2013) № 322 // Tumenskiye izvestiua. 2004. № 280-281.

16. On abolition of the Ministry of Regional Development of the Russian Federation: Presidential Decree of 08.09.2014 № 612 // Collection of Laws of the Russian Federation. 2014. № 37. Art. 4934.

17. On Administrative Offences in the Sverdlovsk region: Law of Sverdlovsk region from 14.06.2005 № 52-OZ // Collection of Laws of the Sverdlovsk region. 2005. № 6-1. Art. 738.

18. On the investment of local governments of municipalities located in the Sverdlovsk Region, the Sverdlovsk Region government authority to establish administrative commissions: Law of Sverdlovsk region from 23.05.2011 № 31-OZ // Collection of Laws of the Sverdlovsk region. 2011.  № 5-4 Art. 780.

19. On the Administrative Commission: Resolution of the Government of Sverdlovsk region from 24.08.2011 № 1128-PP // Collection of Laws of the Sverdlovsk region. 2011. № 8-5. Art. 1463.

20. The official website of the Department for Support of the magistrates of the Sverdlovsk region [e-resource]. URL: http://svd.msudrf.ru/modules.php?name=info_pages&id=480#content (date of reference 23.06.2015)

Aliev F.A., Teplyakov I.I.

Features of realization of the public authority to the administrative liability of local governments (on the example of municipal authorities in the Sverdlovsk region)

Purpose: The study aims to analyze the legal nature of administrative coercion exercised by local authorities in the Russian Federation, to determine its place in the jurisdiction of the municipal authorities and to determine the characteristics of its implementation by local authorities of municipalities in the Sverdlovsk region.

Methodology: The study is based on comparative legal and formal-logical method of studying the analyzed object, allowing to determine the features of the regulatory procedure for implementing consolidation of administrative coercion municipal authorities, revealed some conflicts and legal spaces for interaction between the state authorities of the Russian Federation and local self-government within the framework of public law enforcement of this type.

Results: The authors have identified mechanisms for the transfer of state powers in bringing to administrative responsibility of local authorities, identified the types of municipalities that may be endowed with state powers that mentioned above and the peculiarities of their implementation.

Scientific novelty: the author formulated the classification of terms of local governments’ reference in Russia and classification of local issues, substantiated the thesis on identification of local governments as agents of administrative coercion.

Key words: administrative responsibilityadministrative enforcementadministrative commissionslocal issuescompetencemunicipallocal self-governmentobjects of reference.
  • Актуальные проблемы правового регулирования местного самоуправления


Яндекс.Метрика