Развитие родительских компетенций молодежи как направление социально-экономической политики муниципальных образований Свердловской области

Багирова А.П. , Шубат О.М.

УДК 316.346.32
ББК 60.542.15

В статье авторы анализируют установки на родительство, родительские компетенции среди молодежи во взаимосвязи данного аспекта с социально-экономическим развитием муниципальных образований на примере Свердловской области. Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ в рамках проекта проведения научных исследований («Мотивация родительского труда, стратегия и тактика регулирования репродуктивных установок населения в Уральском регионе»), проект № 12-03-00073а.

Ключевые слова: муниципальное образованиеродительские компетенциисоциально-экономическое развитие.

Тенденция депопуляции, складывающаяся последние десятилетия в целом по России, в полной мере проявляется и на региональном уровне: за период с 2000 по 2012 гг. численность населения Свердловской области сократилась на 6% (рассчитано по [11]). В большей степени это коснулось детского населения (лиц младше трудоспособного возраста) – сокращение на 22,3%; численность населения в трудоспособном возрасте сократилась на 4,5%, а пенсионеров –  выросла на 4,4% (рассчитано по [12]).

В 2012 году динамика численности населения области характеризовалась некоторыми позитивными моментами. Так, по данным Территориального органа Федеральной службы государственной статистики по Свердловской области, превышение числа родившихся над числом умерших в январе-декабре 2012 года составило 1538 человек. Вместе с тем, такая позитивная динамика преимущественно обеспечивалась естественным приростом населения г. Екатеринбурга, где число родившихся превысило число умерших на 3318 человек. Муниципальные же районы области, как и городские округа (за исключением Екатеринбурга),  в совокупности показали естественную убыль населения в размере 1780 человек. Превышение числа родившихся над числом умерших было зафиксировано лишь в 2-х муниципальных районах и 17 городских округах области.

В Свердловской области разработан целый ряд нормативно-правовых документов, направленных на регулирование демографической ситуации. В     2001 г. принята Концепция «Сбережение населения Свердловской области на период до 2015 года», для реализации которой разработан комплексный план мероприятий.  С 2007 г. действует Программа демографического развития Свердловской области на период до 2025 года («Уральская семья»), с 2008 г. началась реализация и муниципальных программ демографического развития. Обоснованная оценка их эффективности предполагает проведение ретроспективных исследований, нацеленных на выявление существующих в динамике населения тенденций и обусловливающих их факторов, так и разработку возможных сценариев демографического развития территорий. 

В связи с этим на сегодняшний день актуальным и востребованным направлением научно-исследовательского поиска является изучение установок на родительство. Такого рода обследования проводятся как на региональном, так и на федеральном уровнях; их результаты и рекомендации чрезвычайно важны для разработки демографической, семейной, молодежной политики. Кроме того, определенная поляризация репродуктивных установок обуславливает необходимость региональных исследований в этой сфере. Так, по данным ВЦИОМ, оценки респондентами ожидаемого числа детей («Сколько детей Вы планируете иметь с учетом Ваших реальных жизненных обстоятельств?») заметно отличаются в различных федеральных округах страны: в 2005 г. чуть более 7% респондентов Южного ФО планировали иметь троих детей, в Сибирском ФО таких респондентов было около 5% , а в Уральском регионе – менее 1,5% [13].

Необходимость изучения репродуктивных установок именно молодых когорт населения объясняется тем, что их поведение в этой сфере является наиболее важным предметом демографической политики. По замечанию А.И. Антонова, «самый точный прогноз будущей рождаемости можно составить вовсе не по анализу репродуктивных установок нынешних супругов и сожителей (в основном уже родивших столько детей, сколько хотелось), а по ориентациям на брак и семью холостой молодежи, а еще точнее, – по ориентациям подростков и детей на то число детей, которое они собираются иметь в своей будущей семье» [1].

Следует отметить, что специализированные исследования молодежи Свердловской области на предмет выявления репродуктивных планов и установок достаточно редки и имеют недлительную историю (с начала 2000-х гг.). Вместе с тем, некоторые аспекты репродуктивной, родительской ориентации молодежи изучаются в рамках мониторингового исследования (1995 - 1999 - 2003 - 2007 - 2009 - 2012) различных аспектов социокультурной жизни студенчества, проводимого под руководством  Ю.Р. Вишневского. Объектом этого мониторинга являются студенты третьего курса вузов Свердловской области.

В целом, результаты таких исследований позволяют сделать следующие выводы относительно установок молодежи Свердловской области на родительство.

 

1. Семья является важнейшей жизненной ценностью молодежи.

Так, по данным мониторинга различных социокультурных аспектов жизни студенчества г. Екатеринбурга [2; 3; 4], семья и дети устойчиво занимают лидирующие позиции в ранговой шкале ценностей студентов (таблица 1). Лишь в 2003 г. и 2012 г. эта ценность уступает рейтинговые позиции другой ценности – здоровью. По мнению авторов исследования, высокий удельный вес этих ценностей и в 2009-2010 гг. (кризисный и посткризисный периоды) подтверждает устойчивость сформированных у молодежи представлений о ценности семьи и детей.

Однако, как отмечают Ю.Р. Вишневский и В.Т. Шапко, приоритет семьи как ценности отражает, во многом, маргинальный, переходный статус студенческой молодежи. В этом возрасте существующая зависимость студентов от благополучия их родительской семьи дополняется ориентацией на успешное создание семьи собственной [4, с. 71]. Действительно, по данным исследований, благополучие семьи во многом определяет материальное благополучие и комфорт студентов: 40% респондентов проживают с родителями, 60% отмечают довольно ощутимую материальную помощь со стороны родителей и родственников [3, с. 164].

В.В. Запарий и А.П. Коробейникова по результатам своих исследований также подтверждают такую мотивацию студенческого выбора: «Младшее поколение на первое место ставит семью. Доля отметивших её как приоритетную ценность в этой группе несколько выше, чем у представителей всех остальных поколений. В младшем поколении опрашивались респонденты от 16 до 29 лет, но, учитывая позднюю социализацию современной молодежи, отсроченное «отделение» её от родительской семьи, становится понятным, что наибольшее количество выборов ответа «семья» в этом поколении связано, в том числе, с эмоциональной и экономической зависимостью от родителей» [5].

 

Таблица 1. Динамика ценностных приоритетов студентов в 1999-2012 гг., % ответов (составлено по [2, с. 25; 3, с. 160])

Ценностные приоритеты

1999

2003

2007

2009

2010

2012

Семья, дети

65

60

67

68

66

48

Общение с друзьями

35

51

44

41

31

19

Деньги, материальные блага, свое дело, бизнес

27

56

49

47

36

37

Работа по душе

24

39

47

42

37

24

Независимость, свобода

22

33

30

28

21

20

Здоровье

21

67

63

61

62

51

Образованность, профессионализм

21

27

37

33

27

16

Получение удовольствий, интимная жизнь

17

27

20

18

11

17

Личная безопасность

14

27

16

15

13

7

Общение с природой

13

12

10

9

-

4

Красота, прекрасное

11

15

15

17

-

9

Творчество, реализация

способностей

5

24

31

33

24

31

Престиж, слава, власть

2

12

10

12

8

6

 

Отметим, что, по мнению ученых-фамилистов, ориентация на семью является важнейшим индикатором репродуктивных намерений молодежи. Так, по мнению А.И. Антонова, «сокращение числа детей в семье и рождаемости объясняется не финансовыми и жилищными трудностями, а девальвацией самого семейного образа жизни, непопулярностью фамилизма как стиля поведения в обществе, антиценностью материнства и отцовства» [6].

 

2. Существуют различия в оценках значимости семьи молодежью Свердловской области в зависимости от уровня урбанизированности территории.

Так, по данным исследования [2], существует устойчивая обратная взаимосвязь между ориентацией учащейся молодежи на семью, детей и местом их постоянного проживания: чем ниже уровень урбанизированности территории, тем больше населяющая ее молодежь ориентирована на семейные ценности. В таблице 2 представлены обнаруженные различия для данных 2010 г. (исследования других лет показали близкие к представленным результаты).

 

Таблица 2. Различия в оценках молодежью ценности семьи, детей в зависимости от уровня урбанизированности территории [2]

Место жительства до вуза

Екатеринбург

Крупный город

Малый город

Село, ПГТ

Доля молодежи, указавших семью и детей в качестве наиболее важных жизненных ценностей, %

61

62

71

73

 

Такое распределение ответов респондентов представляется вполне достоверным. Многочисленные исследования подтверждают, что для жителей малых городов в меньшей степени характерны статусные, престижные установки, стремление к реализации творческих способностей и  креативных намерений.

 

3.  В сознании молодежи существует заметный разрыв в определении ценности семьи и детей: если семья возглавляет иерархию жизненных ценностей, то рейтинг детей существенно ниже.

Так, в исследовании А.И. Кузьмина [7] представлена иерархия жизненных ценностей молодежи Свердловской области и Ханты-Мансийского автономного округа (таблица 3), свидетельствующая о наличии такого разрыва. Его особенностью является определенная возрастная детерминированность: чем моложе респондент, тем более существенен разрыв между ценностями семьи и детей.

Результаты исследования Р.И. Акьюлова и Е.И. Акьюловой [8] также показали, что в представлении молодежи ценность хорошей семьи не всегда имеет прямую корреляцию с ценностью детей; последние воспринимаются как дополнительная нагрузка, снижающая уровень материального благосостояния молодой семьи.

 

Таблица 3. Иерархия жизненных ценностей у различных возрастных групп молодежи по данным исследования А.И. Кузьмина [7]

Место в рейтинге

Возрастные группы молодежи, лет

14-19

20-24

25-30

1

семья

семья

семья

2

здоровье

здоровье

здоровье

3

друзья

успех в жизни

дети

4

успех в жизни

друзья

работа

5

работа

работа

деньги

6

деньги

деньги

успех в жизни

7

свобода

дети

друзья

8

дети

свобода

свобода

9

успех в бизнесе

успех в бизнесе

альтруизм

10

альтруизм

альтруизм

успех в бизнесе

11

безопасность

безопасность

безопасность

12

уважение

уважение

досуг

13

досуг

досуг

уважение

 

4. Существуют гендерные различия в оценках значимости семьи и детей молодежью Свердловской области.

Исследование А.И. Кузьмина показало, что у девушек семья занимает более высокие позиции в рейтинге, чем у юношей. При этом ориентация и тех, и других на ценность детей практически одинаковая. Вместе с тем, наблюдается тенденция постепенного нивелирования гендерных различий и определенного увеличения ценности семьи вообще и родительства в частности у мужской половины студенчества [7]. Это, безусловно, внушает определенный оптимизм, позволяя говорить о позитивных изменениях в сфере отцовства.

Данные мониторинга ценностных ориентаций студентов г. Екатеринбурга также подтверждают устойчивые гендерные различия в выборе семейных приоритетов – в разные годы они составляли от 15 до 20 процентных пунктов [3]. Так, в 1995 г. семью в качестве жизненного успеха выбирали 48% мужчин и 63% женщин. В 2007 г. семью и детей как жизненные приоритеты выбирали для себя 55% юношей и 73% девушек.  В 2009 г. это соотношение составляло 58% и 75%, в 2010 г. – 53% и 72%, а в 2012 г. – 35% и 55% соответственно. Причем, как показали данные мониторинга, в иерархии жизненных ценностей юношей-студентов семья часто занимает вторую позицию (после здоровья), а в иерархии ценностей девушек-студенток – первую.

 

5. Сфера родительского труда имеет маргинальный статус среди прочих сфер жизнедеятельности молодежи. Институт семьи и родительства не воспринимается молодыми людьми как сфера для самореализации.

 Так, исследование И.В. Полушкиной, посвященное изучению репродуктивных планов и намерений учащейся молодежи г. Алапаевска, показало, что только для 13,3% молодых людей сфера домашнего труда (уход и воспитание детей, ведение своего хозяйства) представляется привлекательной. При этом лишь 4,6% респондентов указали, что в дальнейшем планируют быть занятыми в этой сфере [9, c. 58-60].

По мнению И.В. Полушкиной, основная причина такого заметного расхождения желаний и реальных жизненных планов объясняется тем, что привлекательный для немалого количества молодежи и высокоценный для общества родительский труд не обеспечивает его субъектам (в случае их специализации только на этом труде) возможности даже простого физического выживания.

Еще более пессимистичные результаты были получены в ходе обследования молодежи г. Екатеринбурга. Доля репродуктивно-ориентированной молодежи здесь крайне низка (3-4%)  и остается постоянной в течение последних 9 лет (таблица 4).

 

Таблица 4. Студенты, предпочитающие после окончания вуза посвятить себя дому и семье, % от числа ответивших (составлено по [3])

Годы

1995

1999

2003

2007

2009

2012

Доля студентов

14

3

8

3

4

3

 

Мониторинговое исследование социокультурной жизни студенчества выявило также определенные гендерные различия в отношении будущих планов учащейся молодежи – желание после окончания вуза посвятить себя дому и семье чаще высказывают девушки. Так, в 1995 г. пятая часть девушек-студенток выбрала для себя такую альтернативу. В 1999 г. об этом сказали  4% девушек и 1% юношей, в 2007 г. соотношение составило 4% и 2%, в 2009 г. – 4% и 4%. В этой связи обращает на себя внимание тенденция постепенного нивелирования гендерных различий и наметившейся определенной позитивной переоценки мужской половиной студенчества ценности семьи вообще и родительства в частности [3].

 

6. Подавляющая часть молодежи ориентируется на желаемую двухдетную модель семьи. Установки на многодетность в сознании молодых людей не сформированы.

К примеру, в исследовании А.И. Кузьмина [7] приводятся следующие данные о репродуктивных установках молодежи (таблица 5).

 

Таблица 5. Желаемое число детей у молодежи по данным исследования А.И. Кузьмина [7], %

Желают иметь детей:

Свердловская область

Одного

11,2

Двух

69,2

Трех и более детей

18,0

Ни одного

1,6

Среднее число детей 

2,124

 

При этом А.И. Кузьмин отмечает, что репродуктивные намерения самых молодых когорт молодежи очень низки и депрессивны [7].

Изучение мнений учащейся молодежи относительно ожидаемого и желаемого количества детей в работе Р.И. Акьюлова и Е.И. Акьюловой [8] показало, что желаемое число детей в среднем составило 2,23. Причем этот показатель оказался в 1,8 выше ожидаемого (планируемого) числа детей.

Установки молодежи на создание семьи, рождение детей  можно рассматривать как элемент более широких установок на родительский труд. Под родительским трудом мы понимаем процесс сознательной, целесообразной деятельности субъектов труда, с помощью которой они формируют количественные и качественные характеристики человеческого капитала детей, удовлетворяя в процессе этого труда как общественные, так и личные потребности.

Развитие в сознании молодежи установок на родительский труд предполагает разработку механизмов, направленных на формирование их следующих составляющих:

  • установок на количественный результат родительского труда (и в этом смысле традиционно изучаемые в социологии репродуктивные установки являются элементом установок на родительский труд);
  • установок на качественный результат родительского труда в целом и на отдельных стадиях;
  • установок на период реализации родительского труда;
  • установок на формы и способы реализации родительского труда.

 

Формирование этих установок возможно в процессе взаимодействия будущего субъекта труда с субъектами труда, реализующими или уже реализовавшими родительский труд; взаимодействия субъекта труда с детьми; воздействия на личность информации о родительском труде, его значимости, стимулировании, получаемой из внешних источников. 

Большое влияние на развитие установок на родительский труд имеют два социальных института – семьи и образования, причем если потенциал влияния первого из них ничем не ограничен, то для реализации возможного воздействия института образования на формирование установок на родительский труд сегодня существуют определенные институциональные барьеры.

Прежде всего, они связаны с отсутствием на сегодня самой задачи подготовки к родительскому труду своих воспитанников, которая могла бы быть поставлена перед системой образования. На наш взгляд, выполнение такой задачи не только возможно, но и целесообразно в рамках образования как социального института. Это связано с тем, что одна из ведущих образовательных парадигм – функционалистская – строится на понимании  выполнения образованием социального заказа общества. Суть это «заказа» состоит в обеспечении стабильности и развития общества. При этом образование, будучи частью социальной практики, «ответственно» за политическое, социокультурное и экономическое развитие общества. В рамках данной парадигмы задача системы образования, формулируемая как подготовка личности только к деятельности в сфере профессионального труда, выглядит недостаточной.

На наш взгляд, система российского образования сегодня не должна  оставаться в стороне при поиске механизмов преодоления негативных тенденций в демографической сфере. При этом основное внимание системы образования должно быть обращено к подготовке учащихся к родительскому труду. Формой реализации подобного механизма может стать активное внедрение в образовательный процесс так называемой «репродуктивной составляющей».

Система разноуровневого образования в области родительского труда предполагает разработку программ соответствующего элемента обучения для детских дошкольных, общеобразовательных и профессиональных учреждений образования. В рамках этого направления необходима разработка соответствующих региональных (в дальнейшем – и государственных) образовательных стандартов соответствующего уровня.

В частности, при формировании такого стандарта для среднего (полного) общего образования должны быть предусмотрены:

  1.  цели, на достижение которых направлено изучение:
    • развитие личности в ответственный период социального взросления человека, системы ее ценностных ориентаций, способности к качественному репродуктивному труду, значимых компетенций для будущей деятельности в сфере родительского труда, навыков репродуктивно-активного поведения;
    • воспитание ответственного отношения, инициативности и творческого подхода к деятельности в сфере родительского труда, культуры родительского поведения;
    • овладение основнымиумениями коммуникативной, практической деятельности в типичных родительских ролях;
    • подготовка к успешному самостоятельному родительскому труду, к продолжению изучения соответствующей компоненты в системе дальнейшего образования.
  2. обязательный минимум содержания дисциплин;
  3. требования к уровню подготовки выпускников.

 В результате изучения дисциплин с «репродуктивным содержанием» выпускник сферы общего образования должен:

знать:

  • место родительского труда в социальной и экономической подсистемах общества; основное содержание реализации родительского труда по его стадиям;  способы оптимизации родительского труда; основные методы и инструменты стимулирования родительского труда;

уметь:

  • находить необходимую информацию о содержании  родительского труда, особенностях его реализации; распределять обязанности при его выполнении; решать типовые задачи с применением методов творческой деятельности; планировать деятельность в сфере родительского труда (строить и корректировать собственную «родительскую карьеру»);

использовать приобретенные знания и умения в практической деятельности и повседневной жизни дляповышения эффективности процесса и результатов собственного родительского труда.

Процесс репродуктивно-ориентированного обучения в рамках среднего общего образования должен быть направлен на развитие ключевых компетенций, значимых для успешной адаптации к родительскому труду. К ним относятся специальные, социальные, информационные и коммуникативные компетенции. 

Показателями правильности процесса формирования ключевых компетенций на ступени общего среднего образования являются:

  1. в рамках специальных компетенций: обладание соответствующими уровню образования знаниями и умениями в сфере репродуктивного труда; понимание основ психологии родительства; умение действовать организованно; понимание необходимости репродуктивно-ориентированного обучения;
  2. в рамках социальных компетенций: умение соотносить собственные потребности с потребностями близких людей, а также возможностями их реализации; умение оценить имеющуюся ситуацию и варианты ее развития;
  3. в рамках информационных компетенций: знание и использование каналов получения информации, подбор информации по реализации родительского труда;
  4. в рамках коммуникативных компетенций – умение взаимодействовать с членами семьи, готовность к сотрудничеству и пониманию, доброжелательность в общении.

В настоящее время в школьном курсе «Обществознание» уже в шестом классе изучается тема «Семья» [10, с. 68-98]. В ней рассматриваются такие вопросы, как состав и виды семей, государственная помощь семье, права ребенка, домашние обязанности, свободное время (отнесение последнего пункта к разделу «Семья» нам кажется несколько сомнительным). При рассмотрении  обязанностей членов семьи воспитание и развитие детей в качестве вида таковых не упоминается. Содержание курса не предусматривает подготовку школьников к воспитанию их собственных детей в будущем, к формированию у них  чувства ответственности за результаты этой деятельности. Это приводит к тому, что рождение и воспитание детей не рассматривается как труд – во всяком случае, до тех пор, пока люди с ним не сталкиваются. Соответственно, его субъектами становятся люди, не подготовленные в полной мере к его реализации ни содержательно, ни – что не менее важно – психологически. Это, в свою очередь, не способствует повышению качества родительского труда и – как следствие – улучшению его результатов.     

Внедрение репродуктивной составляющей в образовательные программы на уровне общего образования предлагается рассматривать как управленческий подход к решению проблем в демографической сфере   муниципальных образований Свердловской области. Несмотря на заметное сокращение размера естественной убыли населения в целом по Свердловской области (с 20049 чел. в 2006 г. до 2686 чел. в 2011 г., т.е. почти в 7,5 раз), превышение числа родившихся над числом умерших в большинстве муниципальных образований не достигнуто. Это делает актуальным точечную реализацию специальных мероприятий, которыми следует дополнить программы демографического развития соответствующих территорий.

Кроме того, представляется крайне необходимым повышение уровня профессиональной компетентности работников администраций муниципальных образований, занимающихся разработкой и реализацией демографических программ, мероприятий социальной и семейной политики. Их профессиональные навыки целесообразно дополнить умением принимать решения с учетом специфики территории, которая определяет содержание, технологии, круг субъектов родительского труда, а, следовательно, и его потенциальные результаты. Практика повседневной работы управленцев муниципального уровня должна включать мониторинг ситуации в сфере родительского труда, оценку условий его реализации, влияния этих условий на результаты труда, чтение ситуационного контекста и выработку оперативных решений при возникновении «отклонений», увязку изменений, происходящих в сфере репродукции, с другими реалиями жизни муниципальных образований. Представляется, что формирование и развитие перечисленных компетенций должно быть заложено в задачи повышения квалификации муниципальных служащих муниципальных образований Свердловской области.  

Литература

  1. Антонов А.И. Снижение репродуктивных установок и ориентаций российского населения в 1991-2007 годы [электронный ресурс] // Режим доступа:URL:http://www.demographia.ru/articles_N/index.html?idR=20&idArt=1084 (дата обращения 06.10.2012).
  2. Проблемы профессионального самоопределения молодежи: анализ ценностных ориентаций и профессиональных стратегий: информационно-аналитический отчет. Екатеринбург: УрФУ, 2011. 167 с.
  3. Студент – 2012: материалы  шестого этапа социологического мониторинга (декабрь 2011 - январь 2012). Екатеринбург: УрФУ, 2012. 332 с.
  4. Шапко В.Т.,  Вишневский Ю.Р. Типичное и повседневное в ценностных установках и ориентациях студентов // Российское образование в условиях социальных трансформаций: социологические очерки / под общей ред. Ю.Р. Вишневского. Екатеринбург: УГТУ-УПИ, 2009. С. 60-77.
  5. Запарий В.В., Коробейникова А.П. Социологический анализ трансформации социально-культурных ценностей и гендерных стереотипов студентов // Современная наука: актуальные проблемы теории и практики.  Серия  «Гуманитарные науки». 2011. №4 [электронный ресурс] // Режим доступа:URL: http://www.nauteh-journal.ru/index.php/--gn04-11/284-a (дата обращения 25.02.2013).
  6. Антонов А.И. Падение рождаемости, кризис семьи и неизбежность депопуляции в Европе в первой половине XXI века (социологический подход) [электронный ресурс] // Режим доступа:URL: http://www.demographia.ru/articles_N/index.html?idR=20&idArt=783 (дата обращения 25.02.2013).
  7. Кузьмин А.И. Ценностные и репродуктивные ориентации молодежи [электронный ресурс] // Режим доступа:URL: http://www.demographia.ru/articles_N/index.html?idR=20&idArt=246#_Toc126567703 (дата обращения 25.02.2013).
  8. Акьюлов Р.И., Акьюлова Е.И. Демографическое поведение населения как условие модернизации индустриального региона // Научный вестник Уральской академии государственной службы. 2011. № 2. С. 198-202.
  9. Полушкина И.В. Репродуктивный труд и стимулирование популяционной активности населения: дис... к-та экон. наук: 08.00.05. Екатеринбург, 2010. 160 с.
  10. Обществознание. 6 класс: учеб. для общеобразоват. учреждений / под ред. Л.Н. Боголюбова, Л.Ф. Ивановой. М.: Просвещение, 2011.
  11. Единая межведомственная информационно-статистическая система [электронный ресурс] // Режим доступа:URL: http://www.fedstat.ru/indicators/start.do (дата обращения 25.02.2013).
  12. Территориальный орган Федеральной службы государственной статистики по Свердловской области [электронный ресурс] // Режим доступа:URL: http://sverdl.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_ts/sverdl/ru/statistics/ population/ (дата обращения 25.02.2013).
  13. База данных «Архивариус» всероссийских опросов общественного мнения ВЦИОМ [электронный ресурс] // Режим доступа:URL: http://wciom.ru/zh/print_q.php?s_id=136&q_id=11600&date=12.11.2005 (дата обращения 25.02.2013).

Bibliography

  1. Аntonov A.I.  Reducing reproduction mindsets and attitudes of the Russian population in 1991-2007 [e-resource] //Access mode URL: http://www.demographia.ru/articles_N/index.html?idR=20&idArt=1084 (access date 06.10.2012).
  2. Problems of professional identity of the youth:  analysing the system of values and professional strategies: informational-analytical report. Ekaterinburg: UrFU, 2011. 167p.
  3. Student – 2012: materials of the sixth stage of sociological monitoring (December 2011 - January 2012). Ekaterinburg: UrFU, 2012. 332 p.
  4. Shapko V.T.,  Vishnevsky Yu.R.  Typical and common in the students’ system of values and attitudes // Russian education in social transformations:  sociological profile / edited by Yu.R. Vishnevsky. Ekaterinburg:  USTU-UPI,  2009. P. 60-77.
  5. Zaparyi V.V., Korobeinikov A.P. Sociological analysis of transformations in socio-cultural values and gender stereotypes of students // Modern science: current issues of theory and practice. «Humanities» series. 2011. №4 [e-resource] // Access mode: URL: http://www.nauteh-journal.ru/index.php/--gn04-11/284-a (access date 25.02.2013).
  6. Аntonov A.I. Fall in birth rate, family crisis and imminent depopulation in Europe in the early XXI century (sociological approach) [e-resource] // Access mode: URL: http://www.demographia.ru/articles_N/index.html?idR=20&idArt=783 (access date 25.02.2013).
  7. Кuzmin A.I.  Value and reproductive systems of the youth [e-resource]  //  Access mode: URL: http://www.demographia.ru/articles_N/index.html?idR=20&idArt=246#_Toc126567703 (access date 25.02.2013).
  8. Akjulov R.I., Akjulova E.I.  Demographic behaviour of the population as a precondition for modernizing industrial region. // Scientific Bulletin of the Ural Academy of Public Administration. 2011. № 2. P. 198-202.
  9. Polushkina I.V.  Reproductive labour and encouragement of population activity: dissertation ...of a Candidate of Sciences (Economics):  08.00.05. Ekaterinburg, 2010. 160 p.
  10. Social studies. 6th grade: general school study book / edited by L.N. Bogolyubov, L.F. Ivanova. М.: Prosveschenie, 2011.
  11. Integrated cross-sectoral informational-statistical system [e-resource] // Access mode: URL: http://www.fedstat.ru/indicators/start.do (access date 25.02.2013).
  12. The Sverdlovsk regional territorial body of the Federal State Statistic Service [e-resource] // Access mode: URL: http://sverdl.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_ts/sverdl/ru/statistics/ population/ (access date 25.02.2013).
  13. The «Archivarius» Database of the All-Russian Public Opinion Polls WCIOM [e-resource] // Access mode: URL: http://wciom.ru/zh/print_q.php?s_id=136&q_id=11600&date=12.11.2005 (access date 25.02.2013).

Bagirova A.P., Shubat O.M.

Developing parental competencies of the youth as a direction of socio-economic policy of municipal entities of the Sverdlovsk region

In the article, the authors analyse installation on parenthood, parenting competence among young people in relation to this aspect of the socio-economic development of municipalities on the example of Sverdlovsk region. A study done with the financial support of the RFH research («Parental motivation, strategy and tactics regulation of reproductive plants in Ural region»), project № 12-03-00073a.

Key words: municipalparental competencesocio-economic development.
  • Современные тенденции социально-экономического развития муниципальных образований


Яндекс.Метрика