Взаимосвязь циклических колебаний экономической активности на региональном и муниципальном уровнях пространственных социально-экономических систем

Победин А.А.

УДК 332.1
ББК 65.042

В статье рассмотрены вопросы взаимосвязи цикличности экономического развития на региональном и местном уровнях пространственных экономических систем. Особе внимание посвящено методологии анализа влияния муниципальных образований на динамику экономических показателей региона в целом. Рассмотрены проблемы преодоления экономического кризиса муниципальными образованиями Свердловской области.

Ключевые слова: пространственное развитиерегиональная экономикацикличность экономического развитияэкономический кризисэкономический ростэкономическое развитие муниципального образования.

Социально-экономические процессы имеют два интересных свойства: первое – постоянная динамика, изменение, развитие; второе – периодическое повторение схожих этапов развития. Цикличность характерна для целого ряда природных и физических явлений: смена времени суток, смена времен года, фазы переменного тока и т.д. В экономических системах периоды развития зачастую не столь регулярны, как в физических явлениях, однако также отчетливо выделяются. Экономический цикл обычно подразумевает согласованное колебание показателей социально-экономического развития и может наблюдаться как в микроэкономических, так и макроэкономических системах.

Особым видом экономических систем являются пространственные экономические системы: страны, регионы, отдельные города и иные поселения. Интерес к пространственной, территориальной составляющей экономических процессов в последние годы значительно возрос. Это объясняется тем, что теории, нивелирующие фактор пространства, оказались неспособны объяснить многие изменения, наблюдаемые как в рамках национальных экономик отдельных стран, так и в мировой экономической системе в целом. В. Тарасевич справедливо отмечает, что «рождение новой научной дисциплины «пространственная экономика» и соответствующих учебных курсов, безусловно, будет стимулировать формирование в рамках экономической теории особой пространственной картины экономической реальности» [1, с.150].

Категория «экономическое пространство» (близкие понятия: пространственная структура экономики, территориальная структура экономики,  пространственная организация хозяйства (Raumordnung, нем.), территориальная организация хозяйства) требует отдельного рассмотрения. В современном естествознании пространство понимается как  одна из фундаментальных структур координации материальных объектов и их состояний – система отношений, отображающая координацию сосуществующих объектов (расстояния, ориентацию и т. д.) [2, с.156]. Если допустить, что экономическое пространство является аналогом пространства в физическом смысле, то рассматриваемый термин будет охватывать координацию экономических объектов.

По определению А. Г. Гранберга экономическое пространство – это «насыщенная территория, вмещающая множество объектов и связей между ними: населенные пункты, промышленные предприятия, хозяйственно-освоенные и рекреационные площади, транспортные и инженерные сети и т.д.» [3, с.25]. Довольно близкое определение находим и у зарубежного автора – Дж. Поттс определяет экономическое пространство как «совокупность элементов, составляющих экономическую систему территории, включая их функционирование и взаимодействие» [4, с.7].

Соглашаясь в целом с отмеченными авторами, отметим, что особая роль принадлежит территориальным единицам, объединяющим экономическое пространство. Действительно, деятельность экономических субъектов осуществляется в рамках поселков, городов, административных районов, муниципальных образований, субъектов федерации, государств и т.д. Последние не только являются «насыщенной территорией», территориальные единицы зачастую выступают в качестве самостоятельных субъектов экономической деятельности в рамках более крупной территориальной системы. Соответственно, экономическое пространство является многоуровневым образованием, причем во взаимодействие могут вступать как элементарные экономические единицы (к примеру, предприятия), так и территориальные единицы разных уровней.

Особенностью пространственных экономических систем является встроенность систем более низкого порядка в системы более высокого порядка и их взаимовлияние. Процессы, характерные для пространственной системы более высокого порядка формируются из суммирования процессов, имеющих место в системах более низкого порядка. Соответственно и экономическая цикличность в пространственных системах более высокого порядка формируется вследствие взаимного совпадение соответствующих фаз экономического цикла в системах более низкого порядка. Однако такое влияние является взаимным – благоприятная экономичная динамика в стране позитивно отразится на экономическом развитии отдельных регионов.

Особого внимания заслуживает региональный уровень пространственных экономических систем. Применительно к Российской Федерации под регионами обычно подразумевают отдельные субъекты РФ, что сужает значение научной категории «регион», однако для избежания двусмысленности, в настоящей статье мы будем придерживаться именно такого узкого толкования.

Регион (субъект РФ) в свою очередь состоит из территориальных систем более низкого порядка. Если исходить из административных границ, то такими территориальными системами будут являться муниципальные образования: городские округа, муниципальные районы, городские и сельские поселения, роль которых в динамике общерегионального развития неодинакова. Основной импульс социально-экономического развития региона задают города.

Город является уникальным пространственным объектом. Города становятся центрами экономической активности, связывая воедино экономическое пространство региона. Поэтому влияние городов на цикличность регионального развития исключительно высока. Поскольку в настоящее время в России город в административном отношении является частью муниципального образования (городского округа или городского поселения), а статистическая информация собирается по муниципальным образованиям, часто при анализе развития городов используют показатели соответствующего городского муниципального образования (несмотря на то, что в состав соответствующих муниципальных образований могут входить и отдельные сельские территории, административно подчиненные городу – данный компромисс обусловлен несовершенством отечественной статистики).

Попытаемся смоделировать влияние муниципальных образований (в том числе, городов) на цикличность развития региона. Возможны следующие варианты динамики показателей социально-экономического развития: увеличение (+1), снижение (-1), сохранение прежнего значения (0). Для простоты модели, на данном этапе предположим, что изменения показателей возможно на единицу, а доля всех муниципальных образований в общерегиональном значении показателя одинакова. Прежде всего, рассмотрим наиболее простой случай, когда имеется один регион, в котором присутствует лишь одно муниципальное образование (модель 1/1). В этом случае, очевидно, что динамика социально-экономических показателей региона будет полностью совпадать с динамикой показателей на муниципальном уровне. Более показательна модель 1/2 (в регионе присутствуют два муниципальных образования). При этом динамика показателя на региональном уровне будет равна среднему арифметическому динамики муниципальных показателей. К примеру, если муниципальное образование А показывает рост показателя (+1), а муниципальное образование Б – снижение значения (-1), то на уровне региона мы получим нулевое значение динамики. Для моделей с большим количеством муниципальных образований (модели 1/3, 1/4 и т.д.) рассуждения аналогичны.

В случае, когда доля муниципальных образований в формировании общергионального показателя различна, мы можем использовать в расчетах вместо простого усреднения средневзвешенную среднюю величину по муниципальным образованиям.

Более общая модель будет выглядеть следующим образом:

          (1)

где  D – прирост признака по региону в целом,  ai– доля муниципального образования iв региональном показателе, di– прирост признака по муниципальному образованию i.

Разумеется, для практического исследования модель требует доработки. К примеру, не всегда остается ясным, как определять долю муниципального образования в региональном показателе. Если по таким показателям, как оборот розничной торговли, или объем инвестиций определить долю легко, то в отношении показателя «среднедушевой доход» необходимо принимать в расчет дополнительные данные – численность жителей муниципального образования, численность населения субъекта РФ. Кроме того, трудность может возникнуть в силу большого количества муниципальных образований и сложности получения всей необходимой статистической информацию по каждой территориальной единице.

Тем не менее, анализ региональной цикличности через призму динамики показателей муниципальных образований имеет ряд преимуществ, по сравнению с аналитикой, основанной исключительно на показателях регионального уровня. Как было показано выше, региональный показатель и его динамика – являются усредненными значениями, а, следовательно, при несовпадении фаз экономического цикла в различных муниципальных образованиях динамика показателей регионального уровня не будет отражать всей сложности ситуации в регионе.

Присутствует еще одна проблема при практической реализации предложенного подхода к анализу региональной цикличности – выбор показателей, по которым будет прослеживаться взаимовлияние муниципального и регионального уровней территориальной системы. Показателем, традиционно используемым для измерения динамики макроэкономического развития и отслеживания экономических циклов, является ВВП (валовый внутренний продукт), для уровня субъектов РФ публикуется аналогичный по смыслу показатель – ВРП (валовый региональный продукт). Как правило, именно динамика ВРП является основным индикатором экономического роста в регионах (субъектах РФ). Однако для более низкого уровня пространственных экономических систем – уровня муниципальных образований – в современной российской статистике отсутствует показатель, аналогичный ВРП.

Возможны два варианта решения отмеченной проблемы. Во-первых, можно использовать один или несколько показателей, рассчитываемых Росстатом как для регионального, так и для муниципального уровня, при условии, что этот показатель (показатели) коррелирует по своей динамике с ВРП. Во-вторых, альтернативным вариантом может являться самостоятельный расчет интегрального экономического показателя на основе доступной информации. Примерами подобных интегральных показателей могут являться ВМП (валовый муниципальный продукт) [5], УЭР (уровень экономического развития) [6] и другие. При всех достоинствах таких показателей для их понимания и интерпретации следует четко представлять методику расчета, предлагаемую конкретными авторами, поскольку стандартная методика для этих показателей отсутствует.

Для настоящего исследования было решено использовать показатель из перечня официально публикуемых Росстатом - объем инвестиций в основной капитал.

 

Таблица 1. Соотношение ВРП и объема инвестиций в основной капитал

в Свердловской области за 2000-2010 гг.*

год

ВРП

(млн. руб.)

Доля инвестиций в основной капитал в ВРП

(%)

Объем инвестиций в основной капитал

(млн. руб.)

2000

156077,00

15,6

24348,0

2001

199859,09

14,3

28579,9

2002

234866,41

16,4

38518,1

2003

284576,31

17,7

50370,0

2004

364368,81

20,8

75788,7

2005

475575,50

19,1

90834,9

2006

653908,31

20,4

133397,3

2007

820792,50

22,7

186319,9

2008

923550,81

26,3

242893,9

2009

825267,38

24,3

200540,0

2010

1033747,69

25,8

266706,9

* рассчитано на основе [7]

 

Как видно из данных табл.1, на инвестиции в основной капитал в период с 2000 по 2010 годы приходилось от 14,3% до 26,3% ВРП Свердловской области. В целом, направленность динамики ВРП и инвестиций совпадает. Соответственно, объем инвестиций в основной капитал может быть использован для оценки взаимосвязи экономической цикличности регионального муниципального уровней.

 

 

Рис. 1. Динамика инвестиций в основной капитал (в ценах 1998 года, тыс. руб.)

[7, 9, 10, 11, 12, 13]

 

Рассмотрим данные по муниципальным образованиям Свердловской области. На начало 2013 года в Свердловской области насчитывается 94 муниципальных образования, в т.ч. 68 городских округов, 5 муниципальных районов, 5 городских поселений, 16 сельских поселений [8]. Для анализа были отобраны десять муниципальных образований, лидирующих по количеству жителей: муниципальное образование "город Екатеринбург", город Нижний Тагил, город Каменск-Уральский, городской округ Первоуральск, Серовский городской округ, городской округ Верхняя Пышма, Полевской городской округ, Березовский городской округ, Асбестовский городской округ, городской округ Краснотурьинск. Для анализа были использованы данные за период 1998 – 2011 годы. Поскольку за столь длительный период произошло существенное изменение уровня цен, объем инвестиций был пересчитан в ценах 1998 года (рис.5).

Динамика инвестиций в основной капитал за рассмотренный период (см. табл. 2 и табл.3) позволяет отследить неравномерный прирост этого показателя как по отдельным муниципальным образованиям, так и по области в целом. По Свердловской области отрицательная динамика по инвестициям наблюдалась в 2001, 2009 и 2011 годах, причем в 2009 году отрицательный прирост наблюдался и по показателю ВРП (см. табл.1). Можно предположить, что в 1999 - 2001 годах область испытывала период экономической нестабильности, с 2002 по 2007 годы – период экономического роста, с 2008 – 2009 гг. – очередной период нестабильности. Отмеченные периоды нестабильности характеризуются спадом объема инвестиций, резкой сменой положительных и отрицательных значений показателя. Поскольку обнаруженные фазы в целом соответствует циклам Жюгляра на уровне национальной экономики РФ, можно заключить, что найденные периоды отражают не только колебания отдельного показателя, а в целом образуют среднесрочный цикл экономической активности.

 

Таблица 2. Относительный прирост инвестиций в основной капитал по некоторым муниципальным образованиям Свердловской области, 1999 – 2005 гг.

(% к предыдущему году)*

 

1999

2000

2001

2002

2003

2004

2005

МО "Город Екатеринбург"

-0,7

23,7

12,4

8,2

20,6

14,9

23,5

город Нижний Тагил

14,9

10,0

-26,2

1,5

82,3

105,4

-28,0

город Каменск-Уральский

45,8

79,1

14,0

10,7

77,0

-42,7

6,5

городской округ Первоуральск

-4,7

46,6

2,9

-9,5

38,8

11,2

1,4

Серовский городской округ

20,1

19,9

14,3

-32,6

41,5

-4,8

178,4

городской округ Верхняя Пышма

-26,3

93,5

-14,9

-11,7

-6,5

54,2

54,0

Полевской городской округ

-17,7

12,7

-6,5

-9,7

-30,4

104,4

263,5

Березовский городской округ

6,1

57,4

-42,6

19,3

-12,6

57,9

150,9

Асбестовский городской округ

-19,1

59,5

-9,2

15,7

8,7

-4,1

49,8

городской округ Краснотурьинск

105,5

47,1

-37,4

2,6

-9,8

23,6

-0,3

Другие МО

-0,7

25,4

-16,8

34,1

9,1

35,0

-1,0

Свердловская обл. в целом

2,2

27,1

-8,7

18,8

17,9

29,0

7,1

* рассчитано автором на основе [7, 9, 10, 11, 12, 13]

 

 

Таблица 3. Относительный прирост инвестиций в основной капитал по некоторым муниципальным образованиям Свердловской области, 2006 – 2011 гг.

(% к предыдущему году)*

 

2006

2007

2008

2009

2010

2011

МО "Город Екатеринбург"

41,0

45,7

1,8

-37,3

15,3

69,1

город Нижний Тагил

38,5

-26,1

25,4

-59,1

67,2

22,9

город Каменск-Уральский

-3,7

48,6

-20,2

-59,0

-15,3

124,9

городской округ Первоуральск

3,4

122,0

361,5

-30,5

-83,3

267,1

Серовский городской округ

32,4

-25,2

-4,6

-76,0

89,5

62,7

городской округ Верхняя Пышма

-9,8

111,8

-9,4

-54,0

5,5

84,4

Полевской городской округ

78,9

17,6

27,8

-13,3

-60,6

33,2

Березовский городской округ

302,5

-15,3

115,3

-49,8

-77,2

70,1

Асбестовский городской округ

55,0

79,0

-8,3

-10,9

34,3

-43,9

городской округ Краснотурьинск

-7,5

15,7

-25,5

-37,6

-49,9

127,0

Другие МО

30,7

15,1

11,0

-3,8

38,4

-10,3

Свердловская обл. в целом

34,2

24,4

12,8

-24,2

20,0

18,5

* рассчитано автором на основе [7, 9, 10, 11, 12, 13]

 

Исходя из предложенной ранее модели (1), региональная цикличность может быть разложена на проявления цикличности на уровне муниципальных образований. Среди рассмотренных городов Свердловской области особенно выделяется г. Екатеринбург, как региональная столица, центр экономической и инвестиционной активности. Показатель инвестиций по Екатеринбургу, как и областной показатель, демонстрирует аналогичные фазы цикла деловой активности. Четко выделяются пики спада: первый приходится на 1999, второй – на 2009 годы. 2001 год, на который приходится пиковое кризисное значение областного показателя, для Екатеринбурга характеризовался лишь снижением прироста показателя, которое продолжалось и в течение 2002 года, однако снижения объема инвестиций не произошло. Тем не менее, очевидно, что в 2001-2002 годы действовали факторы, сдерживавшие инвестиционную активность в городе, возможно, напрямую связанные со спадом инвестиционной активности в регионе.

Стоит отметить схожую динамику инвестиций в основной капитал в региональной столице и области в целом, что сразу заметно при графическом отображении данных (см. рис.1), соответственно, можно констатировать весьма тесную связь между инвестиционной активностью в Екатеринбурге и области. Доля Екатеринбурга в региональном объеме инвестиций с 1998 по 2011 годы увеличилась с 29% до 40%. И Екатеринбург, и область в целом в 2011 году по объему инвестиций превысили предкризисные значения показателя, что может свидетельствовать о преодолении экономического кризиса и начале экономического роста.

Однако динамика инвестиций по остальным муниципальным образованиям Свердловской области резко отличается от динамики областного и екатеринбургского показателей. Из рассмотренных городов за исключением Екатеринбурга ни один не достиг в 2011 году максимального объема инвестиций за рассмотренный временной период. И хотя годы последнего кризиса в этих территориях хронологически совпадают с динамикой инвестиций по Екатеринбургу и области в целом (2009-2010 годы), однако снижение инвестиционной активности начинается в большинстве рассмотренных городов не с 2008-2009 годов, а с более раннего периода. В Нижнем Тагиле (втором по величине городе Свердловской области) максимального значения объем инвестиций достигал в 2004 году (подчеркнем, что речь идет о реальном объеме инвестиций, рассчитанных в ценах 1998 года, абсолютный показатель, без учета инфляционных процессов, будет показывать более оптимистичную картину, в частности по Нижнему Тагилу номинальный показатель инвестиций демонстрирует снижение лишь с 2009 года, а в 2011 году достигает максимума – но это лишь если забыть про инфляцию). В Каменске-Уральском максимальное значение инвестиционная активность достигала в 2003 году, в Серове – в 2006 году, в Верхней Пышме – 2007 году. Начало последней рецессии в Полевской и Березовском совпадает с показателем в Екатеринбурге – 2009 год, однако, в отличии от регионально столицы, в этих города к 2011 году не удалось превысить предкризисный объем инвестиций. В Асбесте максимальный объем инвестиций приходится на 2010 год, однако в 2011 году показатель вновь снижается. Самая печальная ситуация в городе Краснотурьинск, где максимального значения объем инвестиций достигал в 2000 году, а затем неуклонно снижался, что является признаком затяжной депрессии. Отметим, что мы рассмотрели только десятку крупнейших муниципальных образований, соответственно самые проблемные территории Свердловской области не попали в сферу нашего внимания.

 

Таблица 4. Коэффициенты влияния муниципальных образований Свердловской области на цикличность регионального развития по показателю «инвестиции в основной капитал», 1999 – 2005 гг. (%)*.

 

1999

2000

2001

2002

2003

2004

2005

МО "Город Екатеринбург"

-0,19

6,44

4,15

2,49

6,40

4,12

7,51

город Нижний Тагил

1,12

0,65

-1,38

0,07

5,73

11,69

-2,09

город Каменск-Уральский

1,00

2,42

0,53

0,38

4,12

-1,01

0,15

городской округ Первоуральск

-0,05

0,61

0,04

-0,11

0,52

0,13

0,02

Серовский городской округ

0,25

0,24

0,21

-0,27

0,42

-0,04

3,46

городской округ Верхняя Пышма

-0,45

2,41

-0,36

-0,21

-0,09

0,92

1,32

Полевской городской округ

-0,14

0,09

-0,05

-0,05

-0,10

0,54

4,66

Березовский городской округ

0,02

0,22

-0,10

0,05

-0,02

0,13

0,77

Асбестовский городской округ

-0,07

0,26

-0,04

0,07

0,03

-0,01

0,20

городской округ Краснотурьинск

3,69

1,91

-1,04

0,06

-0,18

0,41

-0,005

Другие МО

-0,39

13,34

-8,05

18,47

4,55

18,37

-0,50

 * рассчитано автором на основе [7, 9, 10, 11, 12, 13]

 

Таблица 5. Коэффициенты влияния муниципальных образований Свердловской области на цикличность регионального развития по показателю «инвестиции в основной капитал», 2006 – 2011 гг. (%)*.

 

2006

2007

2008

2009

2010

2011

МО "Город Екатеринбург"

13,77

17,98

0,63

-10,94

4,33

27,84

город Нижний Тагил

2,96

-1,19

1,29

-1,62

2,56

0,91

город Каменск-Уральский

-0,06

0,98

-0,29

-0,46

-0,08

1,29

городской округ Первоуральск

0,03

1,83

22,12

-1,71

-0,65

6,45

Серовский городской округ

0,62

-0,29

-0,04

-0,23

0,43

0,42

городской округ Верхняя Пышма

-0,16

3,12

-0,21

-0,73

0,07

1,57

Полевской городской округ

1,86

0,39

0,70

-0,38

-0,57

0,35

Березовский городской округ

4,61

-0,16

2,28

-0,65

-0,19

0,25

Асбестовский городской округ

0,26

0,53

-0,05

-0,07

0,25

-0,15

городской округ Краснотурьинск

-0,08

0,16

-0,18

-0,21

-0,12

0,58

 * рассчитано автором на основе [7, 9, 10, 11, 12, 13]

 

Поскольку рассмотренные города не совпадают по размеру и величине экономического потенциала, при  оценке их влияния на цикличность экономического развития области следует учитывать долю соответствующих муниципальных образований в областных показателях (что нашло свое отражение в модели (1). Для численной оценки этого воздействия предлагаем использовать специальный индикатор – коэффициент влияния.

               (2)

где Кв – коэффициент влияния, a – доля муниципального образования в региональном показателе, d – прирост признака по муниципальному образованию

В таблицах 4 и 5 приведены коэффициенты влияния, рассчитанные для десяти муниципальных образований, перечисленных ранее, за 1999 – 2011 годы. Упрощённая интерпретация коэффициента влияния может заключаться в следующем – данный индикатор показывает, сколько процентов роста (или спада – при отрицательном значении коэффициента) областного показателя может быть объяснено динамикой этого показателя по соответствующему муниципальному образованию.

Как и можно было ожидать, наибольшие коэффициенты влияния у Екатеринбурга: значение коэффициента за 2011 достигает  27,9%, что является максимальным за весь анализируемый период времени. При этом вызывает настороженность тот факт, что в 2011 году прирост инвестиций по региону составил 18,5% (см. табл.3), следовательно, если исключить влияние Екатеринбурга, то динамика инвестиций по области была бы отрицательной.

Влияние других городов на областной показатель инвестиций значительно колеблется в разные периоды. За 2004 год 11,7% областного прироста инвестиций было достигнуто благодаря влиянию Нижнего Тагила, однако в остальные годы влияние второго по величине города было намного меньше. В отличие от Екатеринбурга, влияние на областные показатели остальных городов из перечня рассмотренных с 1999 по 2011 значительно ослабело, что подтверждает зависимость области от экономического развития столичного города и рост территориальной дифференциации в регионе.

Подводя итог, можно сформулировать следующие выводы:

  1. Зависимость цикличности регионального экономического развития от муниципальных образований присутствует, однако степень этой зависимости не всегда соответствует величине муниципального образования. К примеру, в Нижнем Тагиле проживает 8% населения Свердловской области, однако по итогам 2011 года на этот город приходится только 4% областного объема инвестиций в основной капитал.
  2. Крайне высока зависимость субъекта РФ от столичного города. На Екатеринбург приходится 40% всех инвестиционных вложений по Свердловской области (данные 2011 года). Столь высокое влияние региональной столицы маскирует проблемы экономического развития в других муниципальных образованиях области, в том числе крупных городах.
  3. Неравномерность экономической динамики среди территорий региона не только свидетельствует об усилении межмуниципальной дифференциации, но и означает, что выгоды от экономического развития области будут распределяться неравномерно. Перераспределительные механизмы, действующие посредством бюджетной системы, не могут полностью компенсировать последствия неравномерного экономического развития территорий субъекта РФ.
  4. Фазы экономического цикла могут не совпадать среди муниципальных образований региона. Экономический рост в субъекте РФ может обеспечиваться позитивной экономической динамикой в некоторых муниципальных образованиях, однако другие территории могут существенно запаздывать при выходе из рецессии. В Свердловской области с 2011 года наблюдается фаза экономического роста, однако среди десяти наиболее крупных городов региона только один (Екатеринбург) уверенно демонстрирует экономический рост.
  5. В отдельных городах (муниципальных образованиях) внутренние экономические проблемы могут препятствовать переходу к фазе экономического роста в течение длительного периода, несмотря на позитивную динамику в других территориях и субъекте РФ в целом. Показательным является город Краснотурьинск, где с 2001 года наблюдается спад инвестиционной активности.

В целом предложенный подход к анализу региональной экономической цикличности позволяет выявить существенные проблемы территориального развития, обычно остающиеся за рамками внимания региональных органов власти. Соответственно, мониторинг экономического развития, проводимый в территориальном разрезе, крайне желателен при формировании приоритетов социально-экономического развития регионов РФ.

Литература

  1. Тарасевич В. К философии экономической теории: прорыв в неизведанное известного // Вопросы экономики. 2006. № 4. С.144-155.
  2.  Физическая энциклопедия. М.: Большая российская энциклопедия. 1998.
  3.  Гранберг А.Г. Основы региональной экономики. М., 2001.
  4. Potts J. The geometry of economic space. The University of Queensland. Australia. 1999.
  5. Аврамчикова Н.Т., Фролова А.И. Роль и значимость интегрального показателя «валовый муниципальный продукт» в проведении мониторинга социально-экономического развития муниципальных образований // Вестник Сибирского государственного аэрокосмического  университета им. акад. М.Ф. Решетникова. 2012. № 1. С. 160-164.
  6. Победин А.А. Методика анализа дифференциации социально-экономического развития муниципальных образований // Муниципальная экономика и управление. 2011. №1 (1). С.29-37.
  7. Сайт федеральной службы государственной статистики. Центральная база статистических данных [электронный ресурс] // Режим доступа: URL: http://cbsd.gks.ru/ (дата обращения 15.02.2013).
  8. Сайт Территориального органа Федеральной службы государственной статистики по Свердловской области [электронный ресурс] // Режим доступа:  URL:  http://sverdl.gks.ru/wps/wcm/connect/ rosstat_ts/sverdl/ru/municipal_ statistics/list_of_municipalities/ (дата обращения 15.02.2013)
  9. Социально-экономическое положение городов и районов Свердловской области за 1998 – 2002 гг. Екатеринбург, 2003.
  10. Социально-экономическое положение городов и районов Свердловской области за 2000 – 2004 гг. Екатеринбург, 2005.
  11. Социально-экономическое положение городов и районов Свердловской области за 2002 – 2006 гг. Екатеринбург, 2007.
  12. Социально-экономическое положение городов и районов Свердловской области за 2004 – 2008 гг. Екатеринбург, 2009.
  13. Сайт федеральной службы государственной статистики. База данных показателей муниципальных образований [электронный ресурс] // Режим доступа: URL: http://www.gks.ru/dbscripts/munst/munst.htm (дата обращения 15.02.2013).

Bibliography

  1. Тarasevich V. To the philosophy of economic theory: a breakthrough into the unknown of the familiar // Economic issues. 2006. № 4. P.144-155.
  2.  Physics Encyclopedia. М.: Great Russian Encyclopedia. 1998.
  3.  Granberg A.G.  The basics of regional economy. М., 2001.
  4. Potts J. The geometry of economic space. The University of Queensland. Australia. 1999.
  5. Аvramchikova N.T., Frolova A.I.  The Role and significance of the  «gross municipal product» integral index in monitoring socio-economic development  of municipal entities // Bulletin of the Siberian State Aerospace University named after M.F. Reshetnikov. 2012. № 1. P. 160-164.
  6. Pobedin А.А. Methodology of analysing the differentiation of socio-economic development of municipal entities  // Municipal economy and management. 2011. №1 (1). P.29-37.
  7. Website of the Russian Federal Statistics Service. The Central Statistics Database [e-resource] // Access date: URL: http://cbsd.gks.ru/ (access date:  15.02.2013).
  8. Website of the  Sverdlovsk Region Territorial Body of the Russian Federal Statistics Service [e-resource] // Acess mode: URL:  http://sverdl.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_ts/sverdl/ru/municipal_statistics/list_of_municipalities/ (access date: 15.02.2013)
  9. Socio-economic status of cities and districts of the Sverdlovsk region in 1998 – 2002. Еkaterinburg, 2003.
  10. Socio-economic status of cities and districts of the Sverdlovsk region in 2000 – 2004. Еkaterinburg, 2005.
  11. Socio-economic status of cities and districts of the Sverdlovsk region in 2002 – 2006. Еkaterinburg, 2007.
  12. Socio-economic status of cities and districts of the Sverdlovsk region in 2004 – 2008. Еkaterinburg, 2009.
  13. Website of the Russian Federal Statistics Service. The Database of  municipal entities indices [e-resource] // Access date: URL: http://www.gks.ru/dbscripts/munst/munst.htm(access date  15.02.2013).

Pobedin A.A.

Interconnection of the cyclic swings of economic activity at regional and municipal levels of spatial socio-economic systems

The article considers issues of interconnection of the cyclic swings of economic activity at regional and municipal levels of spatial socio-economic systems. Special focus is made on methodology of analysing the influence of municipal entities on the dynamics of the economic indicators of the region as a whole. Also, the problems of overcoming the economic crisis by the municipal entities of the Sverdlovsk region are considered in the article.

Key words: territorial developmentregional economycyclic economic activityeconomic crisiseconomic growtheconomic development of municipal entity.
  • Теоретические основы развития муниципальной экономики и местного самоуправления


Яндекс.Метрика